Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

19/02/2016
НУЖНА БЫЛА ОДНА ПОБЕДА…

    0 баллов

По опросам социологов, лучшим телесериалом прошлого года признан фильм С. Урсуляка «Тихий Дон» по роману М. Шолохова. Что ж, работа известного режиссера действительно замечательная, ее посмотрело самое большое количество зрителей. 

Но в преддверии Дня защитника Отечества хочется вспомнить другую недавнюю картину этого автора – «Жизнь и Судьба», созданную по мотивам романа В. Гроссмана. На телевидении она прошла как­то незаметно, в урезанном варианте. А ведь по своей пронзительности и высоким художественным качествам ее можно поставить в один ряд с такими шедеврами отечественного кино, посвященными Великой Отечественной, как «Они сражались за Родину», «А зори здесь тихие», «Белорусский вокзал» и другими.
Сегодня, когда 2016¬й объявлен в России Годом кино, и мы имеем полную 12¬серийную версию телесериала «Жизнь и Судьба», право же, посмотреть его стоит хотя бы потому, что одноименный роман В. Гроссмана явно недооценен. А благодаря мастерству петербургского киносценариста Э. Володарского (это была одна из последних его работ) и постановщика С. Урсуляка, произведение предстает на экране во всем своем разнообразии, философичности и многослойности.

«УПРАВДОМ» ГРЕКОВ
Несмотря на то, что в фильме занято немало популярных артистов, сыгравший Грекова С. Пускепалис стал, без сомнения, его открытием. И не только потому, что все действие ленты происходит во время героической обороны Сталинграда в дни боев за один только дом № 6, защитой которого руководит Греков, за что бойцы прозвали его управдомом. Созданный актером образ немного угрюмого, но честного, болеющего за свою Родину человека, настолько достоверен и притягателен, что, пожалуй, такого человека из народа не было на нашем экране со времен В. Шукшина в фильме С. Бондарчука «Они сражались за Родину».
В события, связанные с обороной дома (почему¬то здесь невольно возникают ассоциации с реально существовавшим в Сталинграде знаменитым «домом Павлова», все защитники которого погибли, но не сдались врагу), оказались вовлечены в той или иной степени многие персонажи телекартины. Это и майор Березкин (отличная работа актера А. Кузнецова), принимавшего у себя раненых, которых переправляли из грековского дома бесстрашные разведчики, взамен получая для осажденных патроны и провиант. Это и семья талантливого физика Виктора Штрума, пасынок которого, лейтенант Анатолий, не раз ходил в эту самую разведку и в конце концов умер от полученных там ран, а ему всего­то было 19. И наконец, еще один выделяющийся на общем фоне персонаж – батальонный комиссар Крымов, старый коммунист­коминтерновец (его блистательно играет А. Балуев), посланный с лекциями в расположение дома № 6 и соседних с ним соединений для поднятия морального духа бойцов.

ПОЧЕМУ ПИСАТЕЛИ ПЛОХО ПИШУТ О ВОЙНЕ?
Такой вопрос задал Крымову один из командиров, принявший его за писателя¬журналиста, и сам же на него и ответил: «Потому что не были на фронте». А когда тот по случаю знакомства отказался выпить с ним привычные сто граммов («Воевать нужно на трезвую голову», – объяснил свой отказ принципиальный лектор), послал Крымова в соседнюю часть, где командир непьющий. Но именно там Крымов понял, что лекции о международном положении никому на фронте не нужны, хоть и слушали его снайперы с нарочитой вежливостью. Герой революции и Гражданской войны в своем внутреннем монологе «за кадром» (дальше подобное происходит и с другими персонажами, раскрывающими свою сущность таким образом, – прекрасная режиссерская находка!) вдруг осознает себя человеком из другого, уже ушедшего времени, и не ему решать судьбу страны, их общую с народом судьбу.
Окончательно же Крымову стало все ясно, когда после возвращения из Сталинграда его арестовали особисты, мотивируя это тем, что он – опасный шпион, и в той поездке передал врагу важные сведения. После длительных допросов на Лубянке, унизительных и просто кровавых побоев (дожили – коммунист бьет по морде коммуниста) Крымов так и не сдался, зато понял, чья рука все это творит. А когда его сокамерник и бывший работник НКВД, который даже в таком положении считал, что «бывших» среди них не бывает, прочел ему стихи собственного сочинения, в которых были такие строки: «– Из чего твой, панцирь, черепаха? – я спросил и получил ответ: «Он из мной накопленного страха – ничего прочнее в мире нет», Крымов уже не сомневался в правоте услышанного.

НИЧЕГО НЕТ СИЛЬНЕЕ СТРАХА…
Так и в романе, и в фильме возникает главная эпическая тема – противостояние свободы и насилия. С одной стороны, советский народ ведет борьбу с фашизмом за свободу Родины, и Сталинград – душа ее. А с другой – это знак системы Сталина, которая всем своим существом враждебна этой свободе. Двойственность положения подчеркивает трагедию народа, которому приходится вести войну на два фронта. Ведь во главе народа стоит тиран и преступник, который видит в победе – пусть даже ценой миллионов жизней – свою победу, победу своей личной власти. Все это ярко показано в фильме – то, как человек зависит от власти, от своего родного государства. В одной из сцен ученый Виктор Штрум (эту роль в совершенно не свойственном ему стиле замечательно играет С. Маковецкий) после разговора со Сталиным по телефону, в котором тот похвалил его работу и дал «карт¬бланш» на дальнейшие исследования по созданию нового вида оружия, непроизвольно сгибается в поклоне, даже не видя своего собеседника, и осторожно кладет трубку аппарата.
Бравый танкист полковник Новиков, открытый смелый человек, вынужден соглашаться в ряде случаев с бригадным комиссаром Гетмановым, раздобревшим на штабных харчах и только и заботящимся о своей карьере, потому что тот грозится написать на него донос за самовольную задержку наступления. А ведь именно эта задержка решила исход операции, спасла боевую технику, а главное – сотни человеческих жизней. Донос все­таки был написан, бригаду Новикова (в этой роли проявился незаурядный драматический талант Е. Дятлова, который широкой публике больше известен пока как исполнитель романсов) расформировали, но от своих принципов полковник не отступился. А вот Крымов после ложных показаний старой знакомой, в которых ему приписывалась фраза о том, что «у товарища Сталина нет никаких познаний в философии», как­то обмяк не только телом, но и душой. И хотя в тот раз его еще не били, в печальном взгляде последовательного коммуниста ясно читается страх.

…НО СПАСАЕТ ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ
Именно она движет миром и спасает человеческие судьбы, даже когда, казалось бы, спасти их уже нельзя. В телеэпопее С. Урсуляка это еще одна центральная тема. А по сему ее можно по праву назвать не только сагой о войне, но и о глубокой высокодуховной любви, всегда почему¬то жертвенной. Это и любовь матери к сыну (бесподобен эпизод, когда Людмила Штрум укутывает шалью якобы ноги захороненного в земле своего Анатолия, а на самом же деле только то место в могиле, где они должны находиться, при этом приговаривая: «Так теплее будет…»). Вообще же, исполняющая эту роль Л. Нифонтова – еще одно актерское открытие фильма. Уже известная нам по другим своим удачным киноработам П. Агуреева хороша здесь в роли Жени Шапошниковой – гражданской жены Крымова, этакой новоявленной «декабристки», как ее назвал Штрум – муж сестры Людмилы. Она решила ехать за Крымовым в ссылку на Север, хотя еще до войны ушла от него и встретила другую любовь – танкиста Новикова. После ее письма с известием об этом однолюб полковник чуть не застрелился, слава богу, ординарец помешал.
Наконец еще один любовный треугольник – Штрум и супруги Соколовы, в частности Маша, жена близкого друга Виктора Павловича. Несмотря на чувства к нему, которые Мария и не скрывает (не зря наблюдательная Женя говорит Штруму: «Эта барынька влюблена в тебя, как кошка»), ей хватает достоинства переступить через них и остаться с больным мужем, потому что ему она нужнее.
Еще одна, пожалуй, самая трогательная любовная история – лейтенанта Толи Штрума и радистки Кати, история так и не успевшая начаться по¬настоящему: сначала в Сталинграде погибла Катя, потом умер в госпитале Анатолий. Смерть разлучила их, но так и кажется, что на небесах они встретятся. Свидетельство тому – одна из самых пронзительных сцен в фильме, когда все они, погибшие за дом № 6, во главе со своим управдомом Грековым, посмертно награжденным золотой медалью Героя Советского Союза, как живые, по воле создателей сериала встречаются в одном кадре. А еще наряду с темой любви к своей Родине звучит в фильме самая актуальная на сегодняшний день тема – любви к своей семье, к отчему дому. Ведь новоиспеченный комдив Березкин не погиб в аварии на мосту через бурную уральскую реку, потому что ехал в отпуск домой, к любимой жене и маленькой дочке. Особенно же ярко показаны значение семьи, ценность связанных с семейным очагом духовных уз в сцене, когда после разгрома немцев под Сталинградом все Штрумы – муж, жена и дочь Надежда, обнявшись, танцуют танго втроем, ощущая себя, несмотря на то, что каждый думает о своем, единым целым.
Поразительная по глубине режиссуры и актерскому воплощению сцена. И сколько таких в фильме!

ТЕЧЕТ РЕКА ВРЕМЕНИ…
Финал картины кажется каким­то незавершенным. От этого еще больше хочется узнать, как сложатся судьбы оставшихся в живых персонажей картины. По дороге в ссылку в Инту показан Крымов. После отпуска семья вновь провожает майора Березкина. Где пока останется Женя – в Москве, дожидаться письма от Крымова, или вновь уедет в Куйбышев, где ее ждет любимая работа, и появится ли опять в ее жизни Новиков – пока не ясно. Когда звучит в конце закадровый авторский текст о реке Времени и при этом показывают тот мост через уральскую реку, на котором чуть не погиб Березкин, а теперь мчится на поезде Новиков к месту своего нового назначения, становится ясно одно: в этой реке сливаются множество человеческих судеб в наше единую общую судьбу. Потому так символично то, что в названии телесериала «Жизнь и Судьба» по одноименному роману В. Гроссмана слово «Судьба» пишется с большой буквы.

Светлана МОТОРОВА