Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

09/03/2016
ЕСЛИ КТО-ТО КОЕ-ГДЕ У НАС ПОРОЙ…

    0 баллов

…честно жить не хочет, то в незримый бой с ними вступят ЗнаТоКи

45 лет назад на телеэкраны Советского Союза вышел знаменитый детективный сериал «Следствие ведут ЗнаТоКи». С 1971-го по 2003 год с некоторыми перерывами доблестные сотрудники московской милиции расследовали различные уголовные дела и даже ловили иностранного шпиона. 

«ЗнаТоКи» стали одним из самых популярных советских сериалов, во время его показа пустели улицы и уменьшалось, согласно сводкам, число правонарушений. Инициатором создания телефильма о работе милиции был тогдашний министр внутренних дел Николай Щелоков, славившийся своими реформами с целью повышения престижа работы милиции среди населения и профилактики правонарушений. Так что, цель сериала была вполне в духе времени: показать идеального милиционера.
Авторы сценариев Ольга и Александр Лавровы работу милиции знали изнутри: Александр работал следователем, Ольга – инспектором детской комнаты милиции. Кроме того, супруги написали несколько книг на тему профилактики преступлений.
В основу сценариев практически всегда ложились реальные дела, в том числе и весьма громкие. Одним из таких стало дело о махинациях в крупных московских ресторанах – оно легло в основу серии «Повинная голова». Реальная история рассказана и в серии «Подпасок с огурцом», причем у героя Николая Караченцова был прототип – известный в криминальном мире Ленинграда Миша Монастырский, создавший подпольную артель, клепавшую «фигурки Фаберже». Эти подделки Миша продавал падким на русское искусство иностранцам, и говорят, что часть этих весьма виртуозных фальшивок хранится в фондах Московского Кремля и Эрмитажа. Миша, кстати, отсидел свое, в новое время даже успел побывать депутатом Госдумы, собрал весьма внушительную коллекцию произведений искусства, потом поселился в Европе, где и погиб при весьма туманных обстоятельствах в автокатастрофе.
Главные герои – следователь, инспектор и эксперт-криминалист, которые работают вместе постоянным составом. На самом деле в милиции таких троек не было, но, говорят, что в начальственных кабинетах подобные идеи одно время витали в воздухе. Функции каждого из команды знатоков очерчены были четко: следователь Знаменский работает с документами, ведет допросы, инспектор Томин ищет улики, эксперт Киб­рит проводит экспертизы, основываясь на последних достижениях науки. Все самые важные решения принимаются коллективно.
Ни тебе погонь в горячей пыли, ни расчлененных трупов, даже стреляют в сериале откровенно мало для криминального действа. Некоторые серии и вовсе были сняты в интерьерах. Объяснение этому простое: главный упор авторами был сделан на психологические тонкости, на столкновение и взаимодействие характеров, на тщательнейшую, детальную проработку личностей преступников. Последнее обстоятельство вызывало недовольство критиков, в целом весьма положительно оценивавших фильм, но, как писал журнал «Советский экран» порой актеры, играющие преступников, затмевали главных героев. По сути, сериал является детективно-психологической драмой, потому что в большинстве случаев злодей зрителю был известен уже на первых минутах, и далее вся интрига-то и закручивалась вокруг одного: докопаются ли знатоки до истины, привлекут ли негодяя к ответственности? Разумеется, справедливость всегда торжествовала, преступникам не удавалось уйти от возмездия, а зрители убеждались в неотвратимости наказания за правонарушения. 

***
Работа над фильмом велась под неусыпным оком МВД – заказчиком сериала и его же основным цензором. Достаточно сказать, что главным консультантом был замминистра внутренних дел генерал Викторов. На каждый сценарий необходимо было получить подписи семи руководителей разных ведомств: от ОБХСС до пожарных. И это помимо того, что существовала еще и строгая цензура на телевидении, где также внимательно прочитывались и визировались все сочинения Лавровых. Случались и неприятности: как-то, когда очередной фильм уже был готов к показу, с его финалом не согласился… внук главного консультанта, пришлось переснимать и переозвучивать сцену – редакторы телевидения даже не решились назвать режиссеру и актерам истинную причину форс-мажора, просто не хотели лишний раз волновать съемочную группу.
Как говорится, кто заказывает музыку, тот ее… Кстати, песня «Незримый бой», ставшая гимном советской милиции, была написана Марком Минковым всего за несколько минут, пока он шагал… к пивному ларьку на Арбате. Разумеется, об этом факте своего творчества знаменитый композитор рассказал годы спустя. Вряд ли министру Щелокову такие откровения пришлись бы по душе. В серьезном ведомстве и к кино относились серьезно: например, по требованию консультантов главные герои бросают курить.
А еще министерские цензоры не позволили Пал Палычу жениться на Зиночке, хотя намеки на их любовные отношения в первых сериях были весьма прозрачными. Но, по рекомендации МВД, Зиночке нашли мужа на стороне – «умницу, спортсмена, без пяти минут доктора наук», который, однако, в сериале не появляется. А Пал Палыч так и остался неженатым. Как вспоминал режиссер сериала Вячеслав Бровкин (на его долю приходится большая часть серий цикла), многим телезрительницам такой поворот пришелся очень даже по душе. Ну, а Томина «женили» уже в последних сериях, снятых в начале нулевых.
Также цензоры в погонах тщательно следили за тем, чтобы в фильме не было информации, хоть сколько-нибудь полезной для… преступников. Известно, что в криминальной среде сериал смотрели внимательно, изучая методы работы следователей и экспертов. Помогало это им не очень. Рассказывают, что в начале 1970-х годов в Ростове была задержана банда братьев Толстопятовых – бо-о-о-ольших поклонников сериала. А в Комсомольске-на-Амуре вор залез в номер приехавшего на гастроли Каневского, когда же его поймали, не без гордости заявил: мол, хотел, чтобы по зоне слух пошел, что я самих «Знатоков» грабанул. Вот оно, человеческое тщеславие.
Говорят, что не только воры внимательно смотрели «ЗнаТоКов», чиновники нередко делали после очередного фильма… оргвыводы. Сценаристы Лавровы рассказывали, что после выхода «Подпаска с огурцом» Совет министров СССР принял до того тормозившееся постановление, согласно которому ужесточался вывоз из страны художественных ценностей. А Министерство финансов, чьи ответственные работники столь же ответственно посмотрели «дело» «Из жизни фруктов», незамедлительно изменило порядок ведения документации на овощных базах страны – между прочим, на экране о необходимости таких перемен рассуждал следователь Знаменский. 

***
Надо заметить, что авторы на особый успех не рассчитывали, планировали снять 5-6 серий, на том и завершить. Никто и представить не мог, что сериал растянется аж на 24 дела. Но уже после второго фильма пошли письма, в которых телезрители благодарили телевидение за то, что оно показало, какие прекрасные, умные, честные люди работают в советской милиции. Знаменский, Томин и Кибрит – первые буквы фамилий которых и составили комбинацию «ЗнаТоКи», – стали едва ли не самыми уважаемыми и известными людьми страны.
В начале съемок Георгий Мартынюк, Леонид Каневский и Эльза Леждей регулярно под видом практикантов присутствовали на обысках и допросах, чтобы вжиться в образы, правдоподобнее изобразить своих героев. Но уже после выхода первых серий «спецподготовку» актеров пришлось прекратить: арестованные узнавали Знаменского, Томина и Кибрит. Однажды во время допроса, на котором присутствовали Мартынюк и Каневский, подследственный в ответ на крики следователя спокойно заметил, кивнув головой в сторону артистов: «А вот следователь Знаменский всегда разговаривает вежливо». В другой раз уже к Каневскому арестованная по подозрению в хищениях заведующая магазином обратилась «товарищ Томин».
Зрители довольно часто отождествляли артистов с персонажами. Георгий Мартынюк вспоминал: «На меня обрушилась такая лавина славы, что даже по улице невозможно было пройти, чтобы не услышать: «Пал Палыч!» Мне кажется, люди и фамилии моей настоящей не знали, для них я был Пал Палыч Знаменский». Доходило до того, что иногда авиабилет артисту выписывали на фамилию «Знаменский».
Леониду Каневскому однажды и вовсе пришлось несладко: пришел на репетицию в театр, а его женщина дожидается, говорит, что аж из Сухуми приехала, у нее серьезные проблемы, а местная милиция бездействует. «Один из родственников и посоветовал ей, мол, езжай в Москву, к Томину, он точно поможет, – вспоминал артист. – Слушаю я ее внимательно, начинаю расспрашивать, а потом ловлю себя на мысли: что я делаю? Как я, актер, смогу ей помочь? Но помог. Дал телефон адвоката, который смог разобраться в сложившейся ситуации». Но самым забавным был случай, когда однажды машину Каневского остановил инспектор ГАИ и, увидев водителя, козырнул: «Осторожнее, товарищ Томин!»
К слову, на телевидение, в адрес создателей сериала, приходило очень много писем с просьбами восстановить справедливость, найти виновных. Горя в этих письмах было немало: родители просили разобраться, почему в армии погиб их единственный сын; отец девочки, погибшей от лопастей моторной лодки, прислал толстую общую тетрадь с расчетами, доказывающими виновность того, кто управлял лодкой; безутешная мать просила помочь доказать невиновность сына-студента, обвиненного в убийстве… К чести редакторов телевидения, они рассылали эти горькие письма в прокуратуру, в следственные органы, в различные министерства, прося разобраться, помочь.
Люди, конечно, любят детективные истории, как говорится в другом фильме, но здесь дело было не только в лихо закрученных сюжетных линиях, но и в исключительной человеческой притягательности главных героев – ЗнаТоКов. Неудивительно, что, когда в восьмой серии любимца публики, балагура, умницу и обаяшку майора Томина убивали, телевидение было буквально завалено письмами возмущенных зрителей: «Убьете Томина – выбросим телевизор!» Зрители требовали сообщить группу крови героя, грозясь немедленно выслать в нужном количестве, только чтобы отважный милиционер выздоровел. Зритель, как известно, всегда прав, и уже в следующей серии Томин появился на экране живым, хотя и не вполне здоровым: залечивал рану.
Впрочем, была у такой славы и обратная сторона. Многие кинорежиссеры не хотели снимать «Знаменского» и «Томина»: боялись, что актеры будут ассоциироваться со своими доблестными героями. Георгию Юнгвальд-Хилькевичу пришлось долго отстаивать кандидатуру Каневского на роль господина Бонасье в «Мушкетерах»: худсовет студии был категорически против того, чтобы «майор Томин» играл, пусть и противного, но все же француза да еще героя Дюма.
Мартынюк и Каневский работали в театре на Малой Бронной, играли вместе в спектаклях. В одном из них, по книге Нодара Думбадзе, актеры появлялись на сцене в качестве… заключенных за решеткой. Зал реагировал гомерическим хохотом. Эта история имела неожиданное продолжение спустя годы. После смерти Брежнева, когда генсеком стал Юрий Андропов, своего поста лишился инициатор и покровитель сериала министр Щелоков. «ЗнаТоКов» закрыли. Возобновили в 1985-м, причем по чьей инициативе случилось второе рождение – так и осталось тайной. Новые ветры принесли с собой и новые сюжетные линии: в фильме рассказывается и о давлении на милицию со стороны партийных органов, а в последнем деле «Мафия», снятом на самом закате советской власти в 1989 году, есть и рэкет, и ОПГ, и наркоторговля. К счастью, не осуществилась задумка нового редактора (на телевидении тоже случились перемены!), которая заявила изумленным сценаристам: «Вот если бы Знаменского и Томина арестовали за взятки, как было бы интересно и свежо!»

***
Сегодня многие «дела», раскрученные ЗнаТоКами, кажутся детским лепетом. Но язык не повернется назвать сериал анахронизмом. Скорее, рождает он ностальгические чувства – по тем временам, когда не было на экране фальшивого суперменства, мордобоя и крови рекой. А были ребята, скромные, выполнявшие свою работу честно, человеческую боль понимавшие. Те самые, которых уводило за собой в незримый бой их чувство долга.
…Ах, как жаль, что не дожили до славного юбилея Георгий Мартынюк и Эльза Леждей. В январе ушел из жизни режиссер большинства серий Вячеслав Бровкин.

Маша КАССАНДРОВА

А ВЫ ЗНАЕТЕ, ЧТО…
● Основная часть телецикла состоит из 22 фильмов («дел»), выходивших с 1971-го по 1989 год, а «дела» № 23 и № 24 вышли в 2002-м и 2003 годах под названием «Следствие ведут ЗнаТоКи. Десять лет спустя». Эльзы Леждей уже не было в живых (она умерла в июне 2001 года), и в последних фильмах место Зиночки заняла молодой эксперт Китаева в исполнении Лидии Вележевой.
● В сериале снялся практически весь цвет отечественного театра и кино: Леонид Броневой, Армен Джигарханян, Георгий Менглет, Леонид Марков, Борис Тенин, Владимир Самойлов, Леонид Куравлев, Александр Михайлов, Никита Подгорный, Наталья Гундарева. Марина Неелова, Лилия Толмачева, Людмила Хитяева, Алла Балтер, Валерий Носик, Николай Караченцов, Борис Щербаков, Александр Белявский, Ия Саввина, Лидия Федосеева-Шукшина, Сергей Проханов, Александр Пороховщиков, Евгений Лазарев и многие другие.