Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

01/06/2016
КАК СНИМАЛИ «ВЕЧНЫЙ ЗОВ»

    0 баллов

Сегодня, в век продюсерского кино, подобное даже представить нельзя: фильм снимали целых десять лет – с 1973-го по 1983 годы. 19 серий охватывают более полувека из жизни страны. Первые шесть серий эпической киносаги были показаны по телевизору в июне 1976 года. Прошедшие сорок лет изменили мир, жизнь страны, но никак не отразились на народной любви к одному из самых масштабных киносериалов советской эпохи. 

Между тем судьбу фильма легкой не назовешь. На экран пришлось пробиваться в самом прямом смысле слова: начальство фильм сокращало, какие-то эпизоды были вырезаны, а некоторые серии и вовсе стали… опальными, потому что в них шла речь о сталинских репрессиях. Пришлось «подправлять», тем более что в дело лично вмешался всемогущий председатель КГБ Юрий Андропов. Только в 1996 году режиссеры Владимир Краснопольский и Валерий Усков перемонтировали фильм под новый телестандарт, восстановили вырезанные эпизоды.
Фильм показывали частями на протяжении восьми лет – полная версия, все 19 серий, была показана только в 1984 году. Все эти годы зрители с нетерпением ждали продолжения. История жителей сибирской деревни и прежде всего, конечно, трех братьев Савельевых была многим знакома по одноименной книге Анатолия Иванова. Но, вопреки мнению, что даже самая хорошая экранизация все равно уступает литературному первоисточнику, фильм Краснопольского и Ускова зрителями был принят сразу и безоговорочно. Письма шли тысячами – многие не столько о фильме писали, сколько делились воспоминаниями, размышлениями. Авторы получили несколько кино- и теленаград, были удостоены Государственной премии СССР.
Работали над фильмом трудно – не почему-либо, а просто потому, что хотели снять хорошее, настоящее кино. Нужно было сделать пять, шесть, восемь дублей – делали. Иные сцены снимали по 13 раз! Это на экране эпизод длится минуты две-три – а работать над ним могли несколько суток.
Потом критики будут говорить об удивительной достоверности фильма, о том, как точно передан быт сибирской деревни, как искусно воссоздан дух того времени, приметы эпохи, о тончайшей проработке характеров, о том, как органичны актеры в каждом жесте, каждой фразе и даже в своем молчании – это ли не лучший комплимент? 

***
Снимали на Южном Урале, в Башкирии, – вот откуда эти утесы, горы, живописные луга. Белорецк, деревни Кармаш, Елабуга, Бурцовка, река Юрюзань… Сегодня почти от всех деревень сохранились лишь развалины, а то и их не осталось.
А тогда, в 70-х, местные жители помогали москвичам советом, угощали, приглашали пожить у себя в домах. В Белорецке магазины стояли пустыми, питались киношники лепешками да кумысом. Повезло Тамаре Дегтяревой, игравшей Агату. По сюжету ее героиня была беременной, и актриса ходила с накладным животом. Но выглядело все это настолько натурально, что местные женщины решили: Тамара и в самом деле в положении, и стали ее усиленно подкармливать. Коллеги узнали и в шутку пообещали: не поделится едой с ними, всем расскажут – а живот-то ненастоящий. Поделилась, конечно. Кстати, с той же Дегтяревой случилась и еще одна история: как-то, чтобы попасть на место съемок, пришлось актрисе лететь на маленьком самолетике, перевозившем… мороженое. Так и летели вместе: вафельные стаканчики и московская актриса.
Местные жители еще и снимались в массовых сценах или крошечных эпизодиках. Их даже многочисленные дубли не пугали: мол, надо так надо, а мы – люди привычные. Воспоминания о съемках они сохранили самые теплые. А фильм называли не иначе как «наш «Вечный зов». Годы спустя с журналистами воспоминаниями делились с радостью и нескрываемым удовольствием.
Один охотно рассказывал, как снимали сцену, в которой герой Ефима Копеляна Кафтанов вместе со своей пьяной ордой переезжал на тарантасе через речку. Вот первая тройка понеслась так, что знаменитости побледнели от страха, следующая тройка – то же самое, живописал очевидец. И тогда артисты категорически отказались на тройке ехать, мол, жизнь дороже. Как же быть, спрашиваете. А потом только одну лошадь запрягли, да артисты для храбрости «на грудь приняли». О-о-о, целый день снимали эпизод.
Другой хвастался, как его сам Ефим Захарович Копелян по матушке послал: «Сняли неизвестно какой уже дубль, устали все, как черти. «Снято!» – наконец кричит Краснопольский. А Усков вдруг побелел, как мел: «Виталий, ты что?!» – «А что такое?» – «Да у тебя же часы на руке, голова твоя садовая! Опять переснимать придется». Ну, тут Копелян уж не выдержал, со всем актерским мастерством объяснил мне, кто я такой есть и звать меня как. Но я не в обиде».
С артистами местные подружились: никакой звездности столичные знаменитости не проявляли. Копелян и Вельяминов любили на рыбалку ходить в свободное время – так мужики настолько расположились к актерам, что даже свои заветные места показали. (К сожалению, Ефим Копелян, сочно, ярко, тонко, как только он и умел, сыгравший в фильме роль деревенского богача Кафтанова – актера в шутку даже стали называть «главным кулаком страны», – до премьеры не дожил: знаменитый ленинградский актер умер от инфаркта в марте 1975 года. Роль в фильме «Вечный зов» стала его последней работой в кино.)
Полюбили очень деревенские Ивана Лапикова, сыгравшего роль Панкрата Назарова, – до чего же свойский человек, простой, душевный, рассказывали потом. А влюбились местные кавалеры все как один в веселую, заводную красавицу Тамару Семину, сыгравшую Анфису.
Случалось, что все вместе и за столом собирались, разговоры «за жизнь» могли затянуться до полуночи. Но ни разу из-за посиделок не были сорваны съемки: с утра все звезды на площадке, все в форме и – работа, работа, работа. Среди местных тоже свои «звезды» появились. Из уст в уста передавали рассказ о том, как «наша Алевтина» поехала к родственникам на Украину, а там узнали, что она в «Вечном зове» снималась – фильм только-только показали по ТВ – и сразу же стали относиться к ней, как к настоящей звезде: автографы брали, о съемках просили рассказать, про артистов расспрашивали. 

***
К слову, артисты, независимо от того, играли ли они главные роли или снимались в эпизодах, отбирались режиссерами тщательно. Краснопольский и Усков, к тому времени уже прославившиеся фильмами «Самый медленный поезд», «Неподсуден» и телесериалом «Тени исчезают в полдень», не боялись приглашать артистов малоизвестных или неизвестных совсем, работавших в провинциальных театрах. Не статус и звания, не место прописки и послужной список были важны, а личность, талант, черты характера будущего исполнителя.
Так появился на съемочной площадке артист новосибирского теат­ра «Красный факел» Владлен Бирюков, создавший очень сложный, противоречивый и неоднозначный образ Яшки Алейникова, – за эту роль он был удостоен Государственной премии СССР и специальной премии КГБ, говорили, что кандидатуру одобрил лично глава КГБ Андропов.
Бирюков был сильно занят в театре, на съемки прилетал между репетициями и спектаклями, используя редкие выходные, – и так все десять лет. После роли, сделавшей его знаменитым, снимался много. Одна из самых интересных его работ – в популярной мелодраме «Молодая жена». А за роль Тихонова в кинодилогии «Приказ: огонь не открывать» и «Приказ: перейти границу» актер получил еще одну Государственную премию. Стал народным артистом РСФСР. Его звали в Москву, в столичные театры, но он остался верен родному «Красному факелу».
В провинции нашли режиссеры и Петра Вельяминова – в Свердловске. Сняли его в главной роли в своем фильме «Тени исчезают в полдень». Одной этой роли было достаточно для того, чтобы Петра Вельяминова полюбила вся страна. Разумеется, лучшей кандидатуры на роль Поликарпа Кружилина в «Вечном зове» было не найти. Вельяминов, выходец из старинного дворянского рода (среди предков актера были участники Куликовской битвы, претенденты на царский трон наравне с Романовыми, царские генералы и высокопоставленные командиры Красной армии), тем не менее он был очень органичен в ролях деревенских парней. Может, сказалось то, что артисту довелось немало пережить: в 16 лет был арестован по 58-й статье – «участие в антисоветской организации», приговорен к 10 годам, после освобождения в 1952 году еще три года работал на лесосплаве в Абакане. Потом служил в провинциальных театрах. Успех и народная любовь пришли к Вельяминову, когда ему было уже хорошо за сорок. Он много снимался в кино, работал в «Современнике», в театре Комедии имени Н. Акимова. Но своими главными ролями считал Захара Большакова и Поликарпа Кружилина, говорил, что эти два имени – самые дорогие, самые любимые.
Два москвича Валерий Хлевинский и Вадим Спиридонов и артист ленинградского ТЮЗа Николай Иванов сыграли братьев Савельевых. Роль Антона, старшего из братьев, сделала артиста «Современника» Валерия Хлевинского известным. И все же в кино его судьба не сложилась, зато в театре актер играл и Островского, и Шоу, и Булгакова… Сегодня народный артист России Валерий Хлевинский учит актерской профессии студентов Школы-студии МХАТ.
Уже более 50 лет верен своему театру один из лучших питерских актеров, народный артист России Николай Иванов. Роль младшего из братьев Савельевых, Ивана, стала самой заметной в его кинобиографии – но это тот самый случай, когда количество не важно. Другого Ивана и представить нельзя. Иван – это Иванов. Точка.
В красавца Федора была влюблена половина женского населения страны. Это уникальный случай в кино вообще и в советском в частности, когда отрицательный персонаж, человек, балансировавший на грани добра и зла, способный на подлость, ставший предателем, тем не менее вызывал и жалость, и сочувствие. Федор Вадима Спиридонова – тончайшая актерская работа, настоящий шедевр. О перевоплощении артиста, герой которого проживает жизнь от 16 до 60 лет, впору писать трактаты. Спиридонов не пил и не ел целыми днями, часами сидел в жаркой бане – худел, чтобы обрести юношескую угловатость. Кастрюлями ел супы и борщ – полнел, чтобы сыграть повзрослевшего, заматеревшего Федора. После премьеры первых серий автор «Вечного зова», писатель Анатолий Иванов, потрясенный игрой артиста, сказал Спиридонову: «Ты сыграл больше и лучше, чем я написал».
Три «А» – Анфиса, Агата, Анна. Тамара Семина, Тамара Дегтярева, Ада Роговцева создали образы настоящих русских женщин, терпеливых и любящих, всепрощающих и жертвенных. Тамара Семина к тому времени уже была очень популярной актрисой – славу ей принесла роль Катюши Масловой в экранизации толстовского «Воскресения», а потом были и «Два Федора», и «День счастья», и «Время, вперед!» Анфиса в этом списке стоит особняком, сама актриса говорила так: «Роль Анфисы – это постижение едва ли не главного, что составляет смысл жизни каждой женщины, вообще любого человека, определяет счастье или несчастье этой жизни, – с кем ты прожил отпущенные тебе годы, с любимым или нелюбимым человеком, стала твоя жизнь счастьем или крестом, который ты нес все эти годы». Слова эти имеют прямое отношение и к самой актрисе. Более 10 лет она ухаживала за тяжело больным мужем, с которым встретилась еще во время учебы во ВГИКе. Ради любимого человека Тамара Петровна даже была вынуждена на время уйти из профессии.
Другая Тамара – Дегтярева – много лет работает в «Современнике». Роль хрупкой и нежной, но и сильной и стойкой Агаты – это и память о бабушке самой актрисы. Эпизод, когда Агата, стоя на пригорке, безотрывно смотрит на дорогу, ожидая возвращения Ивана, предложила режиссерам сама Тамара Васильевна. Так ее родная бабушка ждала своего мужа, когда узнала, что он, раненый, но живой – живой! – возвращается домой из Сталинграда. Тамара Дегтярева сегодня редко выходит на сцену: несколько лет назад из-за болезни ей ампутировали ногу. Но в ее жизни по-прежнему есть родной театр и любимые студенты.
Утонченная, красивая, с невероятной, какой-то лунной улыбкой, с очаровательными ямочками на щеках киевлянка Ада Роговцева была и остается одной из самых любимых зрителями актрис. Ее Анна прожила на экране тяжелую жизнь, где было недолгое счастье, измена мужа, гибель сына, но осталось большое и доброе сердце, особенная женская мудрость и способность согреть и понять. Как странно и страшно: не в кино, в реальности Аде Николаевне пришлось пережить смерть любимого мужа, выдающегося украинского актера Константина Степанкова, а недавно и смерть сына – Константина-младшего, ликвидатора Чернобыльской аварии. Сегодня актрису не часто радуют ролями режиссеры, но у нее есть дочь, внуки, а еще – верная зрительская любовь.
Практически не снимается сегодня и народный артист России Андрей Мартынов. Его Кирьян – губастый, нелепый, смешной, глупый, никчемный, да такому грех не изменить, права Анфиска! – вдруг оказывался человеком с чувством собственного достоинства, с душой глубокой и страдающей. Мартынов снимался много, но даже если бы он сыграл всего две роли – старшину Васькова в фильме «А зори здесь тихие» и Кирьяна в «Вечном зове» – и этого было бы достаточно, чтобы вой­ти в историю отечественного кино. Между тем именно голосом Андрея Мартынова говорил на наших экранах сам Марлон Брандо…

***
Ах, как о многих участниках фильма еще хотелось бы рассказать. Иных уж нет… В июне 2009-го ушел из жизни Петр Вельяминов. В 1989 году в возрасте 45 лет от сердечной недостаточности во сне умер Вадим Спиридонов. В 2005-м не выдержало сердце Владлена Бирюкова – ему было всего 63 года. В 1993-м, прямо во время выступления перед воинами одной из подмосковных частей, умер великий русский артист Иван Лапиков. В 2012 году не стало одной из самых красивых российских актрис Натальи Кустинской, сыгравшей в фильме роль Полины Лахновской…
По-прежнему радует своим творчеством любимейший Олег Валерьянович Басилашвили – полковник Лахновский. Успешно работает в театре Владимир Борисов – Семен, сын Анны и Федора. С головой ушла в политическую работу Елена Драпеко – Вера, дочь Анфисы и Кирьяна. Одним из лучших российских актеров своего поколения стал Алексей Серебряков, еще подростком сыгравший в фильме младшего сына Анны и Федора. 53 года служит в театре на Таганке народный артист России Юрий Смирнов – роль предателя и резонера Полипова стала знаковой в его творческой биографии, а ведь еще был и Гаврила в фильме-легенде «Бумбараш». Помните: «Нарисуй мне кунгуру…»?
Сорок лет прошло, но по-прежнему сладко замирает сердце, когда тайком бежит на свидание к чужому мужу Федору страстная Анфиса. И комок в горле – когда постаревшая Анна с грустью вспоминает любовь, ею не принятую. И рвется от боли сердце – когда умирает на могиле беспутного своего сына великий русский мужик Панкрат Назаров. И стынет душа – когда в бандеровском костре живьем сгорает несгибаемый Яшка Алейников. И влажнеют глаза – потому что вот же оно, продолжение славного русского парня Семена, его золотоволосая и ясноглазая дочь…
Новые времена – иные картины. Какое время – такое и кино. Интересно, будут ли через сорок лет смотреть сегодняшние фильмы?..

Маша КАССАНДРОВА