Архив номеров

Последние новости

Нет новостей.
 

14/02/2018
ПОЛИЦИЯ ДЕРЖИТ ПЛАНКУ ДОВЕРИЯ ГРАЖДАН

    0 баллов

На протяжении последних двух лет больше половины жителей Ленинградской области высказываются о работающих в регионе полицейских положительно – это подтверждают данные социологических опросов, которые регулярно проводят для регионального главка МВД сотрудники Санкт-Петербургского университета. О том, как областная полиция поддерживает оказываемое людьми доверие, «Вестям» рассказал заместитель начальника ГУ МВД России по Ленинградской области полковник полиции Михаил ИЛЬИН. 

— Михаил Викторович, в конце декабря Губернатор Ленинградской области поблагодарил правоохранителей региона за оперативное раскрытие особо тяжкого преступления — убийства ребенка. Как часто наши полицейские заслуживают особой похвалы и благодарности?

— Часто заслуживают. При этом надо понимать, что повседневная, «черновая» работа полицейского – это одна его ипостась. Нет никакого особого героизма в том, чтобы раскрыть очевидное преступление. Хотя и это нелегко, ведь, помимо всего прочего, событие нужно задокументировать, описать, сделать фотографии, провести целый комплекс мероприятий. А таких происшествий много. 

Другое дело, когда совершаются неочевидные и так называемые резонансные преступления. И возникает вопрос: кто больше достоин награды – тот, кто раскрыл 100 тысяч преступлений нерезонансных или тот, кто раскрыл одно резонансное. Поощрения, на мой взгляд, достоин и тот, и другой. Смею вас уверить, что за каждой статистической цифрой раскрытого преступления стоит работа не одного человека. Это коллективный черновой труд. И периодически сотрудников, которые достигают наилучших показателей, отдают себя целиком любимому делу, стараемся поощрять – как мы, так и власти разного уровня по нашим представлениям. Недавно, к примеру, сотрудников нашего управления награждали грамотами Совета Федерации за отличные результаты в работе по поддержанию общественного порядка. 

— Как выглядит 47-й регион на фоне других субъектов России с точки зрения раскрываемости преступлений? 

— Выглядит хорошо. В отношении преступности Ленинградская область – один из самых безопасных регионов страны. Как и по всей России, у нас наблюдается уверенное сокращение преступных проявлений. При этом за год увеличилось количество раскрытых тяжких и особо тяжких преступлений. Сегодня в Ленобласти раскрываемость тяжких преступлений – 40 с небольшим процентов. Возросла раскрываемость изнасилований –   97%, убийств – 91%, причинения тяжкого вреда здоровью – 91%, грабежей – 77,5%, разбойных нападений – 77%. Несколько снизилась раскрываемость краж – порядка 34%. 

— Каких преступлений в Ленинградской области за последние годы стало меньше, а каких больше? С чем это связано?

— Число убийств за минувший год у нас сократилось на 18%, в то время как по России – на 6%. Убийства, как правило, совершаются на бытовой почве. На 14,5% в нашем регионе уменьшилось число граждан, здоровью которых причинен тяжкий вред, по стране – на 10%. На 11% в Ленобласти снизилось количество погибших от противоправных посягательств – это не прямые убийства. Разбойных нападений стало меньше на 6,1%. Вместе с тем на 20% возросло число совершенных изнасилований, что нас очень тревожит. На 5% стало больше квартирных краж. На 1% выросло количество грабежей. 

Стоит заметить, что мы имеем дело с «волнами» статистики – проценты меняются в ту или иную сторону из года в год. Это может быть связано как с общим падением или взлетом уровня преступности, так и с лучшей раскрываемостью преступлений. 

К примеру, недавно в Волхове, Подпорожье и Лодейном Поле наши коллеги выявили и задержали целую группу местных жителей, которые занимались кражами имущества из домов и садовых участков. Естественно, это не могло не повлиять на статистику. Но сейчас таких преступлений там практически нет. 

— Насколько успешно региональная полиция борется с правонарушениями в своих рядах?  

— К сожалению, такие случаи тоже бывают, но мы стараемся их незамедлительно пресекать. И сегодня речь идет о единицах преступных проявлений среди полицейских. Думаю, что совсем свести их на нет мы не сможем, но бороться с ними будем всегда. 

— Научно-технический прогресс не обходит стороной и правоохранительные органы. Расскажите о новых тенденциях и методах в раскрытии преступлений. 

— Мы идем в ногу с научно-техническим прогрессом. У полиции есть все, что необходимо для раскрытия преступлений. Но я не сторонник раскрывать информацию о новых тенденциях и методах. Тем более, что об этом достаточно рассказывают кино и телевидение, что я тоже считаю не совсем правильным. 

Есть современные методы, которых еще 10 лет назад не было, но они и так всем известны – это различные генетические экспертизы, взятие с места преступления биоматериалов для анализа и последующей идентификации людей. Замечу, что любые новые методы в руках полиции связаны с наличием информационных системных баз, которые созданы во всех силовых структурах. 

— Эти базы расширяются?

— Да. По мере получения дополнительных данных и насколько это позволяет действующее законодательство. Законом установлены определенные ограничения в использовании личных данных граждан, и я считаю, это правильно. Потому что иначе мы окажемся недалеки от тех фантастических обществ, которые описывали наши фантасты. Сверхконтроль над человеком, над личностью, избыточный контроль не нужен. Иначе мы превратимся в роботизированное зомбированное общество. 

— Каждый день в лентах новостей появляются сообщения о правонарушениях, совершенных подростками и молодыми людьми. Можно ли сделать вывод, что преступность молодеет? Какие вы видите пути сокращения подростковой преступности? Кто несет большую ответственность в этом процессе — полиция, школа, семья? Чем могут помочь СМИ? 

— Философские вопросы… Уж точно ответственность за преступления не несет полиция. Активное перекладывание ответственности на полицию, на мой взгляд, не выдерживает никакой критики – ни профессиональной, ни человеческой. Полиция занимается уже свершившимся фактом и элементами профилактики, в том числе, подростковой преступности. Хотя мировая практика показывает, что полиция должна заниматься раскрытием преступлений и выявлением причин, а не профилактическими действиями. Вот ими, по идее, должно заниматься общество.

И нам бы очень хотелось, чтобы взаимоотношения прессы с территориальными подразделениями МВД были конструктивными, чтобы СМИ больше рассказывали о хороших примерах в службе полицейских. А таких примеров немало. 

Что касается молодежи, то удельный вес подростковой преступности в общей картине совсем невелик – всего около 3,5%. По итогам 2017 года на территории Ленобласти в целом отмечено снижение на 27,2% числа преступлений со стороны несовершеннолетних или при их участии. В некоторых районах, правда, зафиксирован рост, наиболее значительный — в Кингисеппском районе, но здесь на статистику в немалой степени повлияло окончание уголовных дел по преступлениям прошлых лет. А минимальное количество таких преступлений зарегистрировано в Лодейнопольском районе – 4 (минус 14%); в Сосновом Бору – 5 (показатель не изменился) и в Тихвинском районе – 8 (минус 12%).  

В структуре подростковой преступности преобладают кражи, удельный вес которых по несовершеннолетним составляет 64%. Хотя и здесь мы видим падение – на 26%. Благодаря работе комиссий по делам несовершеннолетних сокращается количество рецидивов.

В 2017 году у нас каждое восьмое преступление, которое совершали подростки, было связано с неправомерным завладением транспортными средствами – кража либо угон.  

Главную причину преступлений несовершеннолетних я вижу в незанятости. Они хотят иметь деньги и при этом не имеют возможности заработать их легальным путем. Думаю, что этой проблемой должны активно заниматься как региональное правительство, так и районные власти. 

— Например, что они должны сделать? 

— Возьмем, к примеру, систему автомобильного, мотоциклетного спорта, которая в нашей стране была, но потом куда-то исчезла. Подростковые преступления преимущественно совершают мальчики. У нас крайне мало, почти не видно, автомобильных кружков, клубов по ралли, багги, мопедам. Государство тратит большие деньги на различные направления, поддерживает молодежные движения, но самое элементарное – спорт на уровне района или поселка – мы не развиваем. Хотя именно на этом уровне формируется отношение подростка к тому, что происходит вокруг. И хорошо, когда навык управления автотранспортным средством приобретается в легальной сфере, а не с помощью угнанного автомобиля.  

— Какую роль в формировании личности подростка, на ваш взгляд, играют семья и школа? 

— Базовые ценности любого человека формируются дома, в семье. Я имею в виду не нравоучения родителей, а примеры их поступков. Дети крайне внимательно наблюдают за ними и делают выводы о том, как правильно вести себя в обществе. 

В школе начинается самое сложное – необходимость применять усвоенные в семье навыки на практике. Но сегодня школа больше занимается нравоучением, нежели формированием мотиваций и целей у молодых людей. Это формирование происходит у них самостоятельно, в том числе, с использованием так не любимого многими интернета. Хотя я считаю, что интернет и его среда, которую многие пытаются ограничить, в общем ничем не отличается от среды, окружающей обычного человека. Другое дело, что в виртуальной среде человек попадает в личностный вакуум. Он общается и принимает решения самостоятельно. Но взрослые почему-то мало обращают на это внимание. В результате многие подростки оказываются в опасных для них сетях. 

Живое, а не виртуальное, общение, несмотря на неизбежные конфликты, ничем не заменить – именно оно формирует личность. Сейчас нам удается многих ребят, по сравнению с тем, что было еще 4-5 лет назад, отправлять на летний отдых, что благоприятно сказывается на статистике подростковых правонарушений.  

— Наши читатели, жители Ленинградской области, нередко жалуются на нехватку полицейских. Например, на все Свердловское городское поселение приходится всего один участковый, аналогичная ситуация и во многих других поселениях региона. Есть ли надежда, что сотрудников МВД в области когда-нибудь станет больше? 

— Штат Министерства внутренних дел, Главного управления МВД по Петербургу и Ленобласти утвержден, особо не меняется и изменяться не будет. Потому что ему изменяться формально не от чего. Сегодня в области официально проживает 1 миллион 800 тысяч человек, но по факту гораздо больше. И нас никто не извещает о том, сколько граждан живут на территории Ленинградской области, при этом не являясь по документам ее жителями. Тут у меня возникает вопрос – а на основании чего мы будем разговаривать с вышестоящими инстанциями об увеличении штата? В стратегии развития любого региона должно быть четко прописано, насколько и где возрастает численность жителей, и на основании этого необходимо предусмотреть увеличение количества помещений для полицейских.

По поводу Свердловского городского поселения скажу, что его обслуживает не один участковый. Поселение состоит из трех частей, в каждой – свой участковый. Нагрузка на них, действительно, большая. На каждого приходится за год по 1000 заявлений о совершении преступлений – около 83 в месяц. Сейчас нет строгих норм по числу полицейских, но где им находиться, принимать граждан, если дополнительных, соответствующим образом оборудованных помещений нет? Например, в Кудрово полиция вынужденно размещается в помещении Управляющей компании. В Девяткино и Мурино помещения явно не отвечают требованиям XXI века. В Девяткино это железная будка… Как жителей там принимать? 

При этом в Ленобласти – лучшие в стране изоляторы временного содержания (ИВС), которые отвечают всем европейским нормам. Но их мы делали сами, за свой счет. Никто нам не помогал. 

В этом году впервые за 5 лет был проведен конкурс, и в ближайшее время должны поступить автотранспортные средства для участковых. Одновременно правительство области обещает выделить средства на строительство и размещение модульных конструкций для полиции. Не думаю, что это выход из ситуации, потому что полицейский в контейнере – это несерьезно. В идеале – построить целый комплекс зданий, где объединить МФЦ, полицию, пожарную часть МЧС, структуры ФСБ и Следственного комитета, суд – любому гражданину это было бы очень удобно. 

— В последний день минувшего года Президент подписал указ о сокращении 1000 сотрудников ГИБДД. Коснулось ли это сокращение Ленинградской области и, если да, то как оно может отразится на работе подведомственного вам управления?

— Да, в Ленобласти этот процесс имеет место. Но, в отличие от Петербурга, мы максимально избежали сокращений «по живому», то есть, реальных людей на сокращаемых должностях. К примеру, подразделение, которое обслуживало Невский проспект, было полностью сокращено. Мы так не делаем. Всем сотрудникам, должности которых попали под сокращение, мы предложили новую работу. 

Скажется ли это на работе ГИБДД? Думаю, что нет, потому что речь не идет о кардинальных сокращениях. Но если мы увидим провалы в работе дорожной полиции, то, конечно, будем дополнять кадры из других служб и подразделений. 

— Есть ли в региональном Управлении МВД проблема нехватки кадров? Если есть, то как вы ее решаете? 

— У нас, как и на любом предприятии, всегда есть вакансии. Это нормальный процесс, связанный с уходом людей на пенсию, увольнениями. Я не могу сказать, что у нас катастрофическая нехватка кадров. Конечно, в связи со многими обстоятельствами, люди не очень охотно идут сейчас в полицию. Это связано и с зарплатой, и с нагрузками. Преимущественно, я думаю, с нагрузкой – все прекрасно понимают, что перед полицейским стоит достаточно широкий круг задач и проблем, которые он должен решать, и спрос велик. К тому же чрезвычайно много контролеров. Не у всех хватает сил и терпения постоянно находиться под таким прессом. 

— Помогают ли областным полицейским создаваемые во многих муниципальных образованиях Ленобласти народные дружины? Как организовано взаимодействие с ними со стороны МВД?

— Они помогают в профилактике преступности. Было бы очень правильно предусмотреть для дружинников определенные льготы, ведь они добровольно идут на риск. Хотя мы стараемся делать так, чтобы основной риск все-таки лежал на полицейских, а не на гражданах из народных дружин. 

— Отношение граждан к стражам порядка в нашей стране не раз менялось: в советские годы «дяди Стёпы» вызывали уважение и трепет, в криминальные 1990-е эти чувства были порядком расшатаны, но после выхода знаменитого сериала «Менты» престиж полицейских в целом вновь поднялся. А каково сейчас отношение общества к людям в погонах, и как это влияет на вашу работу?

— Я не считаю, что после выхода сериала «Менты» престиж полицейских начал подниматься. Но сейчас доверие к стражам порядка – в стабильно хорошем состоянии. Мониторинг, который проводит для нас Санкт-Петербургский университет, показывает, что отношение граждан к полиции в целом положительное – больше 54%. Такая картина наблюдается на протяжении вот уже двух лет. И мы сделаем все, чтобы не уронить эту планку. 

Беседовал Михаил КОЗЛОВ

Фото предоставлено Александром СКУРКИСОМ