Багратион и две Екатерины

Петр Иванович Багратион

Нет никакого сомнения, что Петр Иванович Багратион, которого солдаты называли «Орлом», входит в пятерку самых выдающихся в истории России полководцев. На поле боя ему поистине не было равных. А вот подробности его личной жизни всегда почему-то оставались за скобками. Между тем, там кипел настоящий ураган страстей. Роковую роль в его жизни сыграли две прекрасные Екатерины Павловны…

СВАДЬБА ПО НАСТОЯНИЮ ИМПЕРАТОРА
Путь Багратиона к вершинам славы был стремительным и заслуженным. «…Князя Багратиона, который с авангардом, быв во всех сражениях, как при овладении горою Сен-Готард, так и впоследствии оных к Гларису, дознанная его храбрость многими опытами была и в сих делах похвальнейшим примером», – отмечал Александр Суворов в рапорте по итогам Италийского и Швейцарского походов.
Вскоре, в июле 1800 года, генерал-майор князь Багратион был назначен шефом лейб-гвардии Егерского батальона. С самого начала он показал себя еще и как талантливый царедворец, умевший налаживать отношения с придворными и поддерживать дружбу с влиятельными персонами.
«Во всех биографиях Багратиона отмечается, что его женитьба была инициирована императором Павлом и его окружением. Отрицать это, учитывая личности посаженых отца и матери, мы не будем. Свадьба, сыгранная 2 сентября 1800 года в Гатчинском дворце, логична для ситуации, в которой оказался Багратион: его приблизили к трону, он командовал одной из гвардейских частей, и его женитьба была продолжением процедуры инкорпорации Багратиона в придворную среду», – отмечает историк Евгений Анисимов в своей книге «Генерал Багратион. Жизнь и война».

Жена Петра Ивановича Багратиона Екатерина Павловна Багратион, урожденная Скавронская

Избранницей полководца, близкого к царскому двору, стала фрейлина императрицы красавица Екатерина Скавронская. По одной версии, она сама добивалась внимания генерала, согласно другой, на самом деле она была влюблена в молодого графа Палена, а за Багратиона вышла лишь по велению императора Павла, ослушаться которого не посмелилась.
Отцом ее был камергер Павел Мартынович Скавронский. Вообще же, фамилия в России была известная. Катенька Скавронская была в родстве с Мартой Скавронской, вышедшей замуж за Петра I и ставшей Екатериной I.
А мать Екатерины Скавронской, Екатерина Васильевна, урожденная Энгельгардт, как отмечает Евгений Анисимов, «вместе с двумя своими сестрами, Варенькой и Сашенькой, оставляла походный гарем своего знаменитого дяди Григория Александровича Потемкина-Таврического, причем Катенька, обворожительно хорошенькая, стала первейшей его наложницей. Через несколько лет развеселой жизни сестры были пристроены влиятельным дядюшкой и выданы за хороших и богатых мужей». Екатерина Энгельгардт вышла замуж за итальянца Юлия Литту, представлявшего в России интересы Мальтийского ордена…
Петра Багратиона и Катеньку Скавронскую повенчали в присутствии императора Павла, императрицы и всего двора. Невесте Багратиона было восемнадцать лет, она была почти вдвое младше своего супруга – впрочем, тогда подобное обстоятельство было в порядке вещей. Спустя четыре дня после свадьбы новоявленная княгиня Екатерина Багратион была принесла императорской чете «всеподданнейшее свое благодарение за совершение их брака».
«Багратион женился на внучатой племяннице кн. Потемкина… Эта богатая и блестящая пара не подходила к нему. Багратион был только солдатом, имел такой же тон, манеры и был ужасно уродлив. Его жена была настолько бела, насколько он был чёрен; она была красива как ангел, блистала умом, самая живая из красавиц Петербурга, она недолго удовлетворялась таким мужем», – вспоминал генерал Александр Ланжерон, французский эмигрант, русский военачальник эпохи Наполеоновских войн.

ВЕНСКИЕ УВЛЕЧЕНИЯ
Брак четы Багратионов достаточно быстро распался. В 1805 году Петр Иванович отправился на войну с Наполеоном, а его жена – в Вену, наслаждаться светской жизнью. Супруги расстались, хотя и не развелись официально.
«С тех пор княгиня Екатерина Павловна Багратион зажила своей отдельной, светской жизнью, – отмечает Евгений Анисимов, – наподобие Элен Безуховой, которая, как мне порой кажется, списана Толстым с нее – тонкий девичий стан, чудная шея, алебастровой белизны плечи, золотые, вьющиеся волосы, большие голубые, слегка близорукие глаза…
Расставшись с мужем, княгиня Багратион осела в Вене, где и провела несколько лет. В добровольном изгнании красота ее не увяла, а даже расцвела. Так же как и Элен из романа Толстого, Екатерина Павловна увлеклась (будучи в Дрездене) молодым и красивым прусским принцем Людвигом, но если в романе Толстого подобный брак не состоялся из-за ранней смерти Элен, то тут наоборот – французская пуля оборвала жизнь прекрасного принца, и Екатерина Павловна, погоревав немного, устремилась за новыми впечатлениями».
В 1807 году Багратион пытался с помощью русского посланника в Вене князя А. Б. Куракина вернуть супругу, но та сослалась на слабое здоровье: мол, приходится лечиться на европейских курортах. Она сблизилась с австрийским дипломатом Клеменсом фон Меттернихом, который был известен как большой ловелас. От него она родила дочь Клементину. Багратион удочерил ее и после всего случившегося продолжал беспокоиться о репутации своей жены.
В письме княгине Е.Ф. Долгоруковой он возмущался, что его жена, родственница самого императора, в отличие от других светских дам, не получила положенного «по чину» ее мужа женского ордена Святой Екатерины. Евгений Анисимов цитируют письмо Багратиона: «Жена моя не такая дура, чтобы не чувствовала агарчения, во-первых, она аграблена графом Литтою (имелся в виду ее отчим. – Ред.), разлучена по его милости с матерью до такой степени и что невозможно того желать. Пока она жила со мною, бедна(я), не имея ни минуты жизни спокойной: одну сестру умарили, она оною грустию начала болеть, выехала за границу».
«Возможно, князь Петр надеялся, что после победы над Наполеоном их семейная жизнь наладится, изменится к лучшему. Так всегда думали солдаты, уходившие в смертельный бой от своих остывших домашних очагов… Не сбылось! Словом, как говорится, семейная жизнь Багратиона не задалась, и он до самой смерти вел жизнь старого холостяка», – отмечает Евгений Анисимов.
Как указывал в своих записях поэт Петр Андреевич Вяземский, жена Багратиона «жила постоянно за границей: славилась в европейских столицах красотою, алебастровой белизной своей, причудами, всегда не только простительными, но особенно обольстительными в прекрасной женщине, романтическими приключениями и умением держать салон, как говорят французы».

ПОЧЕТНАЯ ССЫЛКА
Между тем полководческая слава Петра Ивановича Багратиона росла год от году. Даже Аустерлицкая битва, в которой русская армия потерпела поражение, принесла ему славу, поскольку на него смотрели как чуть ли не на единственного командира, который спас воинскую честь России. Когда в 1806 году он приехал в Москву, дамы его буквально носили на руках, боготворили и обожали. Трудно себе представить, что в таких условиях генерал, купавшийся в славе, мог отказать себе в удовольствии завести романтические отношения.

Великая княгиня Екатерина Павловна

Существует версия, что Багратион влюбился в родную сестру императора Александра I – великую княжну Екатерину Павловну. Родные звали ее Катиш. Ее мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна, прикладывала немало сил, чтобы найти для дочери достойного жениха. В 1807 году появилась кандидатура – овдовевший австрийский император Франц I. Ему было всего тридцать восемь лет.
Однако «брачный проект» не осуществился, и вдовствующая императрица занялась дальнейшим поиском женихов. В «шорт-листе» значились представители особ из европейских монархических домов. Даже Наполеон положил глаз на Екатерину Павловну!
А та как раз в это время крутила роман с бравым генералом Багратионом.
Елизавета Алексеевна, жена императора Александра, делилась светскими сплетнями со своей матерью: «Теперь она (Катиш. – Ред.) как два пальца руки связана с князем Багратионом, который уже два лета живет в Павловске, будучи там комендантом гарнизона. Она все время говорит «мы»: «Мы велим матушке поступить так-то и так-то», и т.п. Не будь он так безобразен, она рисковала бы погубить себя этой связью, но его уродство спасает великую княгиню».
«О страстности Багратиона в силу его природы и нрава много говорить не приходится. Наверняка оба – и Катиш, и князь Петр – не могли скрывать свои чувства во время всех этих милых прогулок, катаний, обедов и поездок. Это видели придворные, окружающие – иначе почти никогда не бывавшая в Павловске императрица Елизавета не смогла бы узнать о начавшемся романе… Этот роман скорее всего и не предполагал никакой брачной перспективы, подобный флирт был типичен для тогдашнего высшего общества. Возможно, понимая все эти обстоятельства, императрица Мария Федоровна и закрывала глаза на флирт своей дочери с боевым генералом», – полагает Евгений Анисимов.
По-видимому, Багратиона вскоре решили отправить подальше из Петербурга, дабы тот не мешал заниматься устройством династического брака Екатерины Павловны. Его назначили в Дунайскую (Молдавскую) армию – некоторые историки считают, что для Багратиона это была почетная ссылка.
Как бы то ни было, мужем Екатерины Павловны вскоре стал принц Гольштейн-Ольденбургский Петер Фридрих Георг, приехавший в Россию в 1808 году. Свадьба состоялась в 1809 году. Принц получил титул Его Императорского Высочества и был назначен генерал-губернатором Тверской, Ярославской и Новгородской губерний, а также главным директором путей сообщения.
25 апреля 1809 года Багратион, поздравляя императрицу Марию Федоровну, с которой у него были очень теплые, но чисто дружеские отношения, со свадьбой дочери, заметил: «…и простите великодушно такую смелость доброму солдату, коего сердце более чувствует, нежели перо когда-нибудь выразить может».
Современники полагали, что на Багратиона прогневался сам император, узнавший, что его сестра, несмотря на замужество, продолжает крутить роман с генералом. Это уже выходило за все допустимые рамки!.. Причем их отношения продолжались даже тогда, когда Багратион в 1810 году вернулся из Молдавии.

НЕБЕСНЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ
Сразу же после смерти Багратиона (напомним, он был смертельно ранен в Бородинской битве и скончался спустя семнадцать дней) Екатерина Павловна писала брату, императору Александру I: «Вчера вечером умер Багратион… Вы помните о моих отношениях с ним, и что я вам говорила, что у него в руках имеются документы, способные меня жестоко скомпрометировать, попав в чужие руки. Он мне клялся сто раз, что уничтожил их, но, зная его характер, я всегда сомневалась, что это правда… Я прошу вас милостиво приказать опечатать его бумаги и доставить их вам, и позвольте мне их просмотреть и изъять то, что принадлежит мне».
После смерти полководца среди его вещей была обнаружена золотая табакерка с портретом жены, а также портрет Екатерины Павловны – сестры императора.
Как же сложились судьбы любимых женщин Петра Ивановича Багратиона?
Вдова Багратиона, которую современники не без иронии называли «блуждающей княгиней», «русской Андромедой», «обнаженным ангелом» или «белой кошечкой» (она носила тонкие и почти прозрачные платья бледного муслина), продолжала светскую жизнь и, как и прежде, не оставила свою привычку к расточительству. Во время Венского конгресса 1814 года, заложившего основу нового европейского порядка, она была замечена на многочисленных балах и даже пленила взор самого императора Александра I. Впоследствии она переехала в Париж, вышла замуж за английского генерала Карадока (лорда Гоуден). Она прожила долгую жизнь и покинула сей мир в 1857 году.
Что же касается Катиш, то в конце 1812 года умер ее муж принц Ольденбургский, зара­зившись тифом во время посещения госпиталя. Спустя почти четыре года она вышла замуж за наследного принца Вюртембергского Фридриха Вильгельма, став королевой Вюртемберга. Но счастье было недолгим: через два года, в начале 1819-го, она скончалась от внезапной смертельной болезни. Правда, ходили слухи, что причиной ее смерти стала простуда, которую она получила, когда преследовала верхом неверного мужа, отправившегося на тайное свидание…
Катиш покоится в церкви во имя св. Екатерины на вершине горы Ротенберг. На ее кончину Василий Андреевич Жуковский написал элегию, в которой были такие строки: «Ты улетел, небесный посетитель; // Ты погостил недолго на земли…»

Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Специально для «Вестей»