«Господин с положением желает жениться на особе с капиталом»

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

В прежние, еще не столь давние времена, брачные объявления можно было встретить практически в любой рекламной газете. Теперь они перекочевали в интернет. Каждое время накладывает свой отпечаток на спрос и предложения. Если провести небольшую выборку, то можно заключить, что сегодня девушки ищут состоятельных и обеспеченных спутников жизни, с машиной и квартирой, «без в/п, с в/о и с ч/ю». Представители же сильного пола мечтают о стройных дамах с приятной и эффектной (лучше всего модельной) внешностью, а их материальный достаток не важен.

«НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИМ НЕ БЕСПОКОИТЬСЯ»
Интересно, а как обстояло раньше? В 1905-1906 годах в Петербурге выпускался журнал «Сваха», специализировавшийся исключительно на брачных объявлениях. Он объявлял себя «первым и единственным органом в России, оставившим себе целью заключение, укрепление и процветание браков».
Какие же требования предъявляли дамы к будущим мужьям? «Хотя бы немолодой, но обеспеченный», «состоятельный и не ревнивый», «хорошо обеспеченный солидный господин».
Например: «Приехавшая из Сибири девица 19 лет красивая блондинка, желает выйти замуж за богатого, хотя бы не молодого человека». Или: «Невеста 20 лет, блондинка, с спокойным характером, ищет мужа, хотя бы немолодого, но обеспеченного». А вот еще: «Очень изящная, образованная молодая барышня желает выйти замуж за хорошо обеспеченного солидного господина».
Образование и профессия будущего мужа тоже могли иметь немаловажное значение: «Барышня 20 лет, занимающая должность классной дамы в учебном заведении, обладающая красивой наружностью, желает выйти замуж за молодого человека, хорошо образованного, предпочтительнее инженер».
Соискатели же дамских сердец предъявляли такие требования: приятная наружность и хотя бы небольшой, но капитал. Можно было дать совсем откровенное объявление: «Господин с положением желает жениться на особе с капиталом». Или так: «Имею магазин, 35 лет, совершенно одинокий, желаю жениться на барышне, или вдове с капиталом. Деньги нужны для расширения торговли». Вот так прямо с самого начала – откровенно и без намеков.
При этом, конечно, «дама сердца» должна быть из соответствующего сословия или круга общества. Паж желал жениться на «красивой элегантной барышне из хорошего общества», выпускник семинарии – «на девице духовного звания, недурной наружности, с местом». А в студенческой среде важное место занимали социальные взгляды будущей супруги: к примеру, студент-технолог хотел жениться «на красивой курсистке с хорошей фигурой, или вообще на молодой передовой особе».
«Гусар, молодой, статный и красивый, решил жениться на богатой особе; желательны хотя бы относительная молодость и изящность, но важнее красота и уют жизни. Не соответствующим не беспокоиться».
«Молодой человек, 25 лет, обладающий редким голосом, хочет познакомиться с целью брака с пианисткой приятной наружности».
Однако брать невесту без денег не желал практически никто. Даже дворник. Он поместил такое объявление: «Старший дворник, молодой и красивый, ищет невесту с небольшими деньгами».
Сколько сердец, интересно, удалось соединить журналу «Сваха»? Вышло-то всего четыре номера…
Чуть позже, с 1906 года, в Москве выпускалась еженедельная «Брачная газета». Она позиционировала себя как «первое и единственное в России серьезное издание, при помощи которого всякий, кто стремится к семейному очагу, может составить себе подходящую партию». Газета обещала подписчикам и публикаторам «полную гарантию тайны (инкогнито)».
Издание просуществовало долго, выходило даже в 1917 году. Страна была охвачена революционным хаосом, но дамы продолжали искать мужей, господа – спутниц жизни, и никакие катаклизмы не могли стать помехой…

«ЖЕНЮСЬ НА БОГАТОЙ»
Правда, и даже без «Свахи» и «Брачной газеты» тогдашний печатный рынок был переполнен брачными объявлениями. Их можно было встретить едва ли не в каждой популярной газете.
«В Америку едет студент. Ищу жену-подругу жизни, которая могла бы поехать со мною. Возраст большого значения не имеет. Желательно обеспечение. Прошу спешно откликнуться».
«Еду за границу путешествовать. Скоро желал бы познакомиться в целях брака с барыней, знающей иностранные языки, 18-20 лет, москвичкой, но обязательно интеллигентной, воспитанной, изящной, веселой, красивой, высокого роста. Предпочтение музыкальной, обладающей голосом. Несоответствующих прошу себя и меня не беспокоить, а также и иногородних. Охотно окажу материальную поддержку. Я 36 лет, говорят, не дурен, очень богат. Подробности лично».
Другие господа недвусмысленно намекали, что ищут даму с капиталом, который они хотели бы вложить в развитие своего бизнеса.
«Кино-режиссер-оператор 26 лет, среднего роста, энергичный, пользующийся популярностью постановкой лучших пьес для кино, любящий искусство, природу, музыку, поэзию, все светлое и красивое, стремясь к осуществлению своей мечты, жаждет знакомства. Цель – брак с девицей или вдовой, не старше 30 лет, могущей разделить и облегчить дорогу к достижению идеала, обеспеченной капиталом не менее 50 тыс. рублей, для собственного производства кинематографических картин».
«Химик-фармацевт. Состоятельный, очень красивой наружности, управляющий одной московской химико-фармацевтической лабораторией, имеющий очень замечательные собственные изобретения, желает спешно познакомиться с женщиной-врачом до 28 лет, могущей быть помощником в моих научных занятиях. Через 2-3 месяца еду в Швейцарию для фабрикации своих препаратов; капитал, нужный для открытия, имеется, не хватает лишь жены-помощницы в деле».
Иногда соискатель дамского сердца прямо признавался, что от будущей жены ему нужно только деньги, чтобы провернуть финансово выгодное дело. Иначе говоря, будущая супруга должна выступить в роли «инвестора», если говорить сегодняшним языком. Судите сами: некий господин из Брест-Литовска, сообщавший, что он состоит на государственной службе, указывал, что «желает жениться на особе, располагающей от 50 до 100 и более тысяч рублей. Средства необходимы для раздела выгодного имения, которое приобретается на имя жены. Национальность, лета, наружность, прошлое – безразлично»…
«Женюсь на умной, элегантной, богатой. Сам я не глуп, наружность симпатичная, богат ли – не знаю: ведь теперь идет переоценка ценностей. Главное занятие – научные работы. 37 лет, характер живой, приветливый».
Вообще, для дамы без приданого выйти замуж было весьма проблематично.

«НАДОЕЛО ОДИНОЧЕСТВО»
Увы, редко кто из соискателей мог позволить себе подобное «нестяжательское» объявление: «Любовь не требует богатства, и я ищу хотя и бедную, но молодую, красивую, миловидную, хорошо сложенную, среднего роста, скромную, хозяйственную, стремящуюся к тихой семейной жизни, мягкого и тихого нрава, среднего образования. Если же образование ниже среднего, то допускается снисхождение, лишь была бы хорошая и отзывчивая душа, могущая дать счастье семейной жизни».
И совсем уж необычно выглядит такой опус: «С очень полной дамой, обязательно интеллигентной, возраст безразличен, желает начать переписку с целью брака интересный москвич средних лет, с высшим образованием, потомственный дворянин Царства Польского».
Впрочем, и прекрасные дамы были не прочь поискать мужчину своей мечты путем брачных объявлений. Какие же требования они предъявляли?
«Кто из интеллигентных мужчин, поняв весь ужас моей совсем одинокой жизни, пойдет навстречу моему стремлению к любви, счастью и труду, – тому отдам все лучшее в жизни. Цель – брак. Труженица, интеллигентна, хорошо воспитана, хозяйственная, симпатичная, шатенка, 25 лет, веселого характера, с серьезными взглядами на жизнь. Люблю провинциальную жизнь. Материально заинтересована постольку, поскольку это необходимо для открытия своего дела. Качество души ставлю выше всего. Религия, возраст – безразличны. Прошу писать искренне и подробно».
«Титул желаю приобрести посредством брака. Национальность, вероисповедание, наружность, возраст, здоровье, финансы – безразличны. Если вдовец с детьми, буду им матерью. Сильно искалеченным войной отдам предпочтение. Мне 22 года, дворянка».
«Желаю выйти замуж. Брюнетка, выше среднего роста, стройная, не полная, 25 лет, говорят, очень недурненькая, но бедна, приданого нет. Надоело одиночество в Сибири, хочется выйти замуж в России или на Кавказе за господина непьющего, вполне обеспеченного, могущего и мне оказать материальную помощь. Буду любящей и преданной женой. Люблю семью и хозяйство. Ищущих приключений и любопытных прошу не беспокоиться».
27-летняя дворянка из Смоленска тоже искала мужа, но заранее предупреждала: «миловидная, но бедная». И далее: «Отзовитесь, если вы интересны и обеспечены. Расстояние безразлично».
В принципе, любая бесприданница имела шанс выйти замуж по любви, если жениха не интересовало ее материальное благополучие. Но это – дело случая. Девушки-сироты и приемные дочери имели шанс выйти замуж за отставных солдат, у которых не было больших капиталов и они не значились в списках завидных женихов. Вообще, бывшим военным, которые в большинстве своем были в возрасте, нужна была прежде всего заботливая и домовитая хозяйка. А остальное – как говорится, стерпится-слюбится.

НАЛОГ НА ХОЛОСТЯКОВ
Действенны ли были подобные брачные объявления? Как фиксировала статистика, в структуре петербургского населения по состоянию на 1900 год почти половина всех мужчин (от 16 лет) являлись холостыми, а незамужние женщины составляли чуть больше 40% всего женского населения столицы старше 16 лет. Складывавшаяся демографическая ситуация серьезно беспокоила городские власти. Раздавались даже предложения о том, что следовало бы ввести специальный «налог на холостяков».
«Я – старый холостяк, – заявлял депутат Государственной думы Каменский, – и с удовольствием платил бы налог в пользу многосемейных, сознавая, что избавлен от множества обязанностей, лежащих на отцах семейств».
Сторонники налога на холостяков ставили в пример некоторые европейские страны, которые также были обеспокоены демографической проблемой. Во Франции шли разговоры о введении налога на холостяков с целью заставить их жениться и тем самым способствовать увеличению рождаемости.
В Швейцарии введение подобного налога объясняли желанием облегчить налоговое бремя для многосемейных. «У нас, по поводу предполагаемого подоходного налога, считают необходимым установить для холостяков повышенное обложение по сравнению с женатыми», – отмечал обозреватель одной из газет.
Однако многие из тех, кто в силу своих государственных забот решал демографическую проблему, не пришли в восторге от идеи ввести налог на холостяков. «Нельзя всех холостяков обкладывать одной данью, да и было бы весьма несправедливо, если бы вы заставили холостого мужика платить в пользу многосемейного чиновника», – категорически высказывался член Государственного совета Кобылинский.
А по мнению заведующего статистическим отделением столичной городской управы приват-доцента Степанова, ошибались те, что думал увеличением числа браков усилить деторождение. «Петербургская статистика показывает, что прежде всего надо позаботиться о борьбе с детской смертностью, – считал он. – В Петербурге умирает пятьдесят процентов младенцев. Вот о чем надо подумать».
Другой причиной демографического кризиса называли увеличивающуюся день ото дня «расшатанность семейных нравов». По словам известного в Петербурге адвоката Адамова, почти каждый день к нему приходили лица обоего пола, которые жаловались на то, что решили разойтись вследствие неудачной семейной жизни.
«Никогда, кажется, семейные узы не были так слабы, а брачные узы так легко порывались, как в настоящее время, – говорил Адамов. – Наше время, очевидно, отмечено брожением не только в других областях жизни, но и в сфере семейной. Грустно, что во всей этой безурядице приходится страдать ни в чем не повинным детям, о которых менее всего думают супруги, так легко расходящиеся друг с другом».

Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Специально для «Вестей»