Мой балкон: что хочу, то и ворочу?

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

Пару недель назад новостные ленты СМИ облетела сенсационная новость: правительство запретило курить на балконах. Что тут началось! Шквал негодования и недоумения со стороны россиян, привыкших яростно защищать свою собственность от любых посягательств извне. «Мой балкон — моя частная территория, что хочу, то и делаю там!» — возмущались курильщики и не только.

Чуть позже в МЧС пояснили: запрет не касался буквально курения, и на балконе по-прежнему можно дымить, только теперь придется подумать, прежде чем стряхнуть пепел или бросить окурок вниз. Случись там, внизу, возгорание — придется за это ответить — и мало не покажется. Прежде такой ответственности закон не предусматривал.
Во всей этой истории меня заинтересовала не проблема курения, а грань, за которой заканчивается общественное и начинается частное пространство в сознании людей. Готовы ли они чем-то личным пожертвовать ради спокойствия и безопасности тех, кто живет с ними рядом? И — с другой стороны — нужны ли такие жертвы, оправданны ли они?
Балконы — хороший пример для того, чтобы попробовать в этом разобраться.

ЗА ПРИЩЕПКИ ПОЛУЧИШЬ «ПО ШАПКЕ»
К примеру, советским гражданам было запрещено застеклять балконы, а тех, кто сушил там белье, клеймили позором. Об этом я с удивлением узнала из нравоучительной статьи в районке 1970-х годов.
Журналист поучаствовал в рейде, во время которого представители милиции, санэпидстанции и домоуправлений осмотрели фасады домов двух густонаселенных микрорайонов города Тихвина.

Мой французский балкончик

«Дом №24 первого микрорайона с торца последнего подъезда прямо утопает в цветах. Лоджии семей Петровых, Кондрашенко, Голубевых, Тарасовых и других привлекают внимание каждого прохожего, — описывала итоги рейда тихвинская газета «Трудовая слава» от 2 августа 1977 года. — Залюбовались и мы. И чем дольше смотрели, тем обиднее было видеть рядом с таким великолепием пустые цветочные ящики, развешанное белье (к примеру, на балконе Л.А. Коноваловой) или над зарослью цветов натянутые веревки с зажимами — явный признак постоянного их применения».
Рейд выявил 18 нарушителей Правил благоустройства. «К тому же участковый инспектор накануне составил 38 протоколов на жителей первого микрорайона в основном за сушку белья на балконах», — сообщила газета.
Правила благоустройства действительно запрещали сушить белье на балконах выше линии ограждения. То есть, развешивать трусы и простыни не возбранялось, но так, чтобы никто их не видел. Нельзя было и застеклять балконы.

КАК В КИНО
Балконная тема нашла отражение и в советских фильмах. Правда, далеко не все герои соблюдали образцово-показательный порядок.
Вспомните, например, Шурика из фильма «Иван Васильевич меняет профессию». У него на балконе можно заметить лыжи. Хоть бы царя Ивана Грозного постеснялся! То ли дело Ульяна Андреевна, жена его соседа Бунши: у нее не только чистенько, но еще и попугайчики в клетке щебечут.
Ничего личного нет в квартире капитана «Экипажа» Андрея Васильевича Тимченко, и серьезную беседу с дочерью, которая вдруг оказалась беременной, летчик проводит на абсолютно чистом пустом балконе. Высший пилотаж!
А вот у главного героя фильма «Афоня» за окошком — ай-ай-ай — сушится белье. В то время как у соседей — идеальный порядок. Да и белье есть где сушить: когда к Афоне приходит девушка, медсестра Катя Снегирёва, на заднем плане старушка развешивает простыни прямо во дворе, на специальных стойках.
Во дворе сушит белье и Новосельцев, герой «Служебного романа». Хотя балкон, с которого сын зовет его к телефону, выглядит вполне просторным.
Пустые безликие балконы многоэтажек гармонируют с душевным состоянием Андрея Бузыкина из «Осеннего марафона». А у Нины в «Родне» хоть и тоже всё очень непросто, но к балкону — никаких нареканий: белье развешено ниже бортика, красивым городским пейзажем можно любоваться сидя на диване, а в горшочках стоят цветы.

«Один — образчик чистоты:
На нем порядок и цветы.
Другой, как свалка, захламлён,
Но виноват ли в том балкон?»
(Агитплакат ленинградского объединения художников «Боевой карандаш», 1956 г.)

НЕ ДУМАЙ О СОСЕДЯХ СВЫСОКА
Углубившись в эту тему, я обнаружила в сети жаркие дискуссии. Одни горячо поддерживают советские запреты, другие считают их нарушением личных прав и свобод.
Так получилось, что никакого практического опыта в застеклении балконов и сушке на них белья у меня нет. Моей семье «повезло»: в квартире, которую родители получили в начале 1970-х и где я живу до сих пор, — так называемый французский балкон, сантиметров 15 в ширину — открываешь двери и упираешься в решетку.
Но родители были архитекторами, и, если бы даже у нас был огромный балкон, они никогда не позволили бы себе каким-либо образом испортить общий облик дома. Поэтому — видимо, в силу архитекторского воспитания — аргументы первого лагеря кажутся мне более убедительными.
Получив после развала СССР полную свободу, люди изуродовали свои дома. Теперь мы любуемся изображениями городов советской эпохи и ностальгируем: красота, лепота… А ведь балконы — часть этой лепоты. Сегодня они утопают в хламе, особенно те, что оказались застеклены и обклеены черт знает чем руками хозяев, мастеров-самоделкиных.
Во многих городах Европы и бывших советских республик действуют запреты: нельзя перестраивать балконы, захламлять их и пачкать — и никого не коробит ущемление свободы, а туристы восхищаются чистотой, аккуратностью и красивой архитектурой. Пусть бы вернулись и к нам бывшие правила — точнее, мы к ним после долгой разлуки. Разве что в газетах не надо фамилий печатать и устраивать травлю, нехорошо это. Лучше просто: нарушил — схлопотал штраф.
С курением по сути та же история. Ты куришь — и тебя не колышет, что рядом, в соседнем окне кто-то задыхается от дыма, а внизу из-за брошенного тобой окурка может случиться пожар? Значит, заслуживаешь такого же наплевательства по отношению к себе. Буквально: кто-нибудь плюнет на тебя, курилку, сверху со своего личного балкона — и будет глубоко прав.
А вы как считаете?

Анастасия ПЕТРОВА
Специально для «Вестей»