Победа и пеликаны

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

Когда страна праздновала 75-летие Победы, я вспомнила заметку из московской газеты военного времени, посвященную не бойцам, не труженикам тыла, а птицам, пеликанам, живущим в зоопарке. Благодаря ей я поняла: наша Победа была не только в том, чтобы разгромить фашистов и защитить от них свою землю. Она была еще в том, чтобы остаться людьми, несмотря ни на что.

В ОБЫЧНОМ РЕЖИМЕ
На первой полосе московской «Вечерки» – новости с фронта, на второй – об успехах на предприятиях оборонки и о том, как москвичи сами ремонтируют свои дома, не допуская разрухи в городском ЖКХ. Дальше – рассказы о бравых летчиках и выдающихся деятелях культуры.
А на последней странице, внезапно – заметка о пеликанах. Начинается она с рассказа о повадках птиц, и не сразу понимаешь, что это – весточка из Московского зоопарка, который в военные годы работал непрерывно.
Сотрудники зоопарка совершили настоящий подвиг, сохранив коллекцию животных тогда, когда люди выживали с трудом. Их довоенный коллектив сократился больше чем втрое, и в основном это были женщины. Они ухаживали за хищниками, добывали для них еду, содержали в порядке вольеры и клетки, дежурили возле своих питомцев дни и ночи. А еще – маскировали территорию, чтобы избежать обстрелов, а когда обстрелы все же случались – тушили зажигалки и успокаивали перепуганных зверей.
Часть животных эвакуировали в Свердловск – в 1944-м они вернулись обратно. Еще часть выехала в Сталинград – о ее судьбе ничего не известно. Из оставшихся животных еще какая-то часть пала жертвой приказа, согласно которому опасных хищников следовало уничтожить (власти опасались, что в случае бомбежки хищники могут убежать из разрушенных зданий и стать угрозой для москвичей). Работники зоопарка с горечью рассказывают, что приказ был формально выполнен, но с большими нарушениями: они просто не в состоянии были убивать своих любимцев и многим из них сохранили жизнь на свой страх и риск.
На протяжении всей вой­ны Московский зоопарк не закрывался ни на один день. Он работал без выходных и принимал посетителей бесплатно. В 1941-1945 годы здесь побывало больше 4 миллионов человек, как минимум четверть которых составляли солдаты и офицеры армии. Этот миллионный заряд позитива от общения с животными зоопарк заслуженно считает своим вкладом в Победу.

Галина Богданович, заведующая секцией
хищных млекопитающих. Награждена медалью «За доблестный труд
в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»
Фото из архива Московского зоопарка,
moscowzoo.ru

ВЕРНЕМСЯ К ПЕЛИКАНАМ
«Вечорка» рассказала о том, что у этих птиц «очень развит стадный инстинкт. И на свободе, и в неволе они всегда держатся группами. Это свойство их превосходно используют в Московском зоопарке. У старых птиц, которые могли бы стать вожаками пеликаньей стаи, ампутируют крылья, и птицы уже не в состоянии совершать большие перелеты. Молодые же пеликаны легко улетели бы на далекий юг, но они не в силах покинуть остальную стаю, обитающую на большом пруду зоопарка. Старожили Московского зоопарка помнят лишь один случай, когда молодой пеликан все же бросил стаю, улетел с большого пруда и поселился на Москва-реке. Там его поймали осводовцы, и беглец был водворен обратно».
Кстати, по свидетельствам очевидцев жизни Московского зоопарка в годы войны, в какой-то момент сотрудникам пришлось убрать птиц с большого пруда. Они опасались, что измученные голодом посетители могут начать за ними охоту…
«Отличительной чертой пеликанов является их непревзойденная жадность, – продолжала газета свой рассказ. – Они остаются верны ей и на свободе и в неволе. Где-нибудь на реке пеликан часто, давясь и задыхаясь, проглатывает сазана или карпа весом в 2-3 килограмма. В зоопарке птицы компенсируют себя другим путем».
Вероятно, монетки пеликан раздобыл на дне или на берегу пруда. Посетители часто кидают их в качестве доброй приметы – чтобы вернуться.
Пеликаны живут в Московском зоопарке и сегодня. В прошлом году московские газеты сообщили о том, что у кудрявых пеликанов – пополнение.
Мало того, пеликаны изображены на одной из четырех современных эмблем зоопарка в качестве его символа.

БЕГЕМОТИХА, ПЕРЕЖИВШАЯ БЛОКАДУ
Рассказав о Московском зоопарке, невозможно не упомянуть и Ленинградский. История его выживания во время войны выглядит еще более пронзительной: ведь город перенес блокаду.
В августе 1941 года отдельных животных эвакуировали в Казань, часть из них погибла. В Ленинграде артобстрел уничтожил здания слоновника, обезьянника, степной загон, антилопник и частично повредил бегемотник, «хищник» и козлятник. Под завалами своего домика погибла любимица детворы слониха Бетти. Всего за время блокады погибли больше 200 зверей и птиц. Не только от бомбежек. Животные умирали от инсультов и инфарктов, не выдерживая стресса, от пере­охлаждения, инфекций,от голода.
Но люди делали все, чтобы сохранить им жизнь. Известен подвиг сотрудницы зоопарка Евдокии Дашиной, которая спасла второго по величине бегемота в мире. Бегемотиха Красавица жила в Ленинграде с 1911 года. Она пережила революцию, Первую мировую войну, страшное наводнение 1924 года, когда вода из Невы затопила все клетки с животными. Благодаря заботе Евдокии Ивановны Красавица выжила и в блокаду.
Бегемотам нужно постоянно увлажнять кожу, иначе она трескается, и в раны попадает инфекция. Евдокия Дашина, сама еле живая от голода, в любую погоду шла к Неве с санками за водой. На обмывание Красавицы требовалось 40 ведер, и их еще нужно было нагреть. После водных процедур женщина смазывала кожу животного мазью из камфоры – каждый день уходил почти килограмм такой мази.
Когда спасительница совсем обессилела, ей на помощь пришли горожане. Петербуржцы несли воду к вольеру бегемота кто сколько мог, грели ее, и Евдокия Ивановна снова и снова обтирала бегемотиху.
Невероятному мужеству работников зоопарка были обязаны своими жизнями и антилопа Маяк, и черный гриф Верочка, и медведь Гриша, и обезьяна-гамадрил, родившая в годы вой­ны детеныша.
Всю блокаду зоосад работал, не закрывшись ни на один день. Была организована выездная группа дрессированных животных: медвежата, собаки, обезьяна, белки, лисица и козлик выступали в детских домах, садах и госпиталях.
Звери и птицы являлись государственной собственностью, за которых сотрудники были в ответе. Но главное – люди любили своих питомцев и старались сделать для них все, что только могли.

Анастасия ПЕТРОВА
Специально для «Вестей»