Почти сто лет – красный свет

Сегодня, спустя почти век со дня изобретения первого светофора, в России активно опробуют западную новинку – «умные» устройства, в которых чередование красного и зеленого света обусловлено плотностью трафика и прочими дорожными условиями. Вы не поверите, но такого рода светофор стоял в 1959 году на одном из ленинградских перекрестков и успешно справлялся со своими задачами.

Но потом его убрали – чтобы напрочь забыть и еще несколько десятилетий ждать, пока зарубежный научный прогресс дойдет до этого изобретения, усовершенствует его, внедрит в повсеместную практику и предложит нам в качестве своего ноу-хау.

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

Прерванный полет

Недели три тому назад рано утром, практически ночью, пришлось ехать на Московский вокзал, встречать ребенка. Я подумала: ничего, что не высплюсь, зато пролечусь без пробок по пустым улицам любимого города, только что умытым фонтанами поливалок и искрящимся первыми лучиками восходящего солнца? Красота!

И вот я лечу, но буквально на каждом шагу мой полет прерывают противные светофоры. Не повезло – они словно нарочно меня поджидали, чтобы, как только я приближусь, тут же включить красный. На абсолютно пустых перекрестках – одном, другом, третьем, четвертом подряд – я стояла по две-три минуты, пропуская несуществующие машины и невидимых пешеходов. И искорки солнца, и брызги от поливалок в конце концов наскучили, померкли да высохли.

Включила радио и слышу: «Сегодня во всем мире отмечается День светофора. Ровно 95 лет назад, в 1914 году в американском городе Кливленде появился первый…». Да чтоб вас! — разозлилась я окончательно и переключилась на другую станцию.

Подумать только, 95 лет прошло – и за эти годы нельзя было научить глупые светофоры хотя бы в пять утра не останавливать на каждом углу одну-единственную машинку на абсолютно пустой улице? Или хоть капельку поумнеть в часы пик, когда начинаются пробки… но об этом лучше даже не начинать, а то ведь и слов никаких не хватит.

То и дело появляются радостные сообщения: то там, то тут вот-вот установят «умные» светофоры, снабженные датчиками и подстраивающиеся под конкретную дорожную обстановку. В далеких заграницах они давно уже есть, а у нас их, как фантастическую новинку, внедряют лишь в отдельных городах, на отдельных улицах, в качестве эксперимента. Например, такие светофоры недавно появились в Гатчине. Говорят, скоро их поставят во Всеволожском районе, на Дороге жизни – самые лучшие, японские. Это отлично, но где же они раньше-то были?

История одного открытия

Как это часто бывает, стоило только задуматься о светофорах – как на глаза попалась статья из газеты 60-летней давности о том, как в СССР испытывали невероятное изобретение.

На последней полосе газеты «Аларский колхозник» (органа Аларского райкома Иркутской области), вышедшей 10 июля 1959 года, — новость из столицы: на перекрестках Советского Союза скоро появятся кибернетические светофоры!

Cтарший экскурсовод павильона В.А. Жулев объясняет принцип действия кибернетического светофора.
Фото О. Кузьмина. Фотохроника ТАСС

«На Выставке достижений народного хозяйства СССР в павильоне «Транспорт СССР» экспонируется кибернетический светофор, — говорится в сообщении. – Прибор предназначен для автоматического переключения огней светофора на перекрестках улиц и дорог. Помимо регулирования движения автотранспорта на перекрестках, светофор автоматически ведет подсчет прошедших автомашин во всех направлениях.

Кибернетический светофор сконструирован и изготовлен Ленинградским электротехническим институтом имени Бонч-Бруевича и в настоящее время успешно испытывается в Ленинграде».

У этого изобретения оказалась любопытная история. В сети я раскопала, наверно, единственный источник, где она подробно описана. Это очерк ученого в области теоретической радиотехники, писателя-публициста Юрия Окунева, в котором он вспоминает своего приятеля, без преувеличения гениального изобретателя Льва Раховича. Он-то и придумал тот самый кибернетический светофор.

В конце 1950-х Лев Моисеевич, окончив Ленинградский электротехнический институт связи имени Бонч-Бруевича, работал на кафедре Теоретической радиотехники. Он был любимым учеником руководителя этой кафедры Александра Заездного. Тот видел в нем большое дарование и очень хотел помочь сделать карьеру молодому ученому.

Для начала Заездный поручил Льву сделать кибернетические игрушки, и тот смастерил собачку, обладавшую всеми рефлексами Павлова, и робот-автомобиль. Эти игрушки завкафедрой показал руководству ленинградского ГАИ с просьбой помочь Раховичу с пропиской, которую тот никак не мог получить.

Гаишники умилились чудо-техникой и обещали на полгода прописать Льва в городе на Неве при условии, что за это время он сделает им кибернетический светофор, который мог бы полностью заменить милиционера-регулировщика на любом перекрестке. Это было что-то вроде шутки: в реальность исполнения такой задачи всерьез никто не верил. Тем не менее, через полгода Рахович выдал милицейским начальникам то, что они просили.

Так небылица превратилась в быль. Экспериментальный светофор установили на перекрестке Староневского проспекта и Полтавской улицы. Его же демонстрировали на ВДНХ, и все газеты и журналы страны писали об этом.

Вот как описывала его «Техника молодежи» в номере за январь 1960 года:

«Вся система управления светофора находится в металлическом ящике, который подвешен на стене ближайшего дома. В нем смонтировано девять реле, два счетчика, подсчитывающих проходящие машины, радиолампы, конденсаторы и другие детали. Это «мозг» светофора. С помощью счетно-решающего механизма «мозг» автомата фиксирует, когда, с какой стороны и сколько подходит автомашин, и тут же решает, как лучше и быстрее их пропустить. Не забывает он и о пешеходах. Время от времени поток автомашин в одном направлении прерывается и предоставляется возможность пешеходам перейти улицу.

Автомат имеет и своих осведомителей — датчики. Они в виде рамки из провода помещены под асфальтом дороги на расстоянии 50—100 м с четырех сторон от центра перекрестка. В системе управления кибернетического светофора имеется генератор, посылающий датчикам ток высокой частоты. Вокруг рамок образуется высокочастотное магнитное поле. Когда автомашина наезжает на рамку, часть магнитной энергии поглощается, вследствие чего напряжение тока в рамке уменьшается. Это воспринимается системой управления светофора как сигнал, что машина подъехала к перекрестку. В зависимости от количества подошедших к перекрестку машин кибернетический светофор согласно заданному условию выбирает наилучший вариант регулирования движения и переключает огни светофора.

Если же к перекрестку подходит санитарная или пожарная машина, которую необходимо пропустить моментально, тогда водитель этой машины у себя в кабине нажимает кнопку на щитке и подает сигнал светофору. Для этого под рамой этих машин имеется устройство, которое создает свое переменное магнитное поле. Оно наводит в рамках датчиков посторонний ток определенной частоты. Этот сигнал улавливается кибернетическим светофором, который мгновенно открывает путь машине.

Пройдет немного времени, и на улицах и дорогах будет регулировать движение кибернетический светофор».

«Обратную связь» между машиной, которую необходимо срочно пропустить, и светофором лично испытал на себе генерал ленинградского ГАИ. Когда его машина с мигалкой приблизилась к светофору, тот включил сперва желтый, а затем зеленый сигнал, и высокий начальник смог проехать перекресток, не снижая скорости. Как пишет в своем очерке Юрий Окунев, генерал пришел в восторг и приказал немедленно дать Льву Раховичу постоянную прописку в Ленинграде.

«Впоследствии от концепции кибернетических светофоров отказались из-за их дороговизны. В наше время адаптивную регулировку движения автомобилей реализовали в Японии. Многие эксперты считают, что только подобные адаптивные светофоры могут решить проблему автомобильных пробок в Москве. Полвека тому назад Лева Рахович придумал, как это сделать…» — заканчивает свой рассказ об изобретении Юрий Окунев.

Лучше поздно, чем никогда

Очень обидно, что у этой истории такой финал. Особенно учитывая то, что в дальнейших попытках регулирования дорожного трафика наша страна безнадежно отстала от Запада.

Увы, далеко не всегда советским и российским ученым, которые высказывали дельные предложения, сверху давали «зеленый свет». Однако, никогда не поздно это исправить. Ведь они, ученые, и сегодня удивляют весь мир своими открытиями, получают престижные международные премии и все время стремятся ввысь. Хочется верить, что когда-нибудь не только светофоры поумнеют, но и чиновники, от которых зависит движение нашей науки.

…А Лев Моисеевич Рахович умер в Израиле в 2010 году. Светлая ему память.

Анастасия Петрова

Специально для «Вестей»