Актриса и офицер

Вера Комиссаржевская

Персона актрисы Веры Федоровны Комиссаржевской сегодня многим может показаться не очень интересной. Ее так возвеличивали в советское время, что это, наверное, сослужило ее репутации дурную услугу. В ту пору всячески подчеркивалась помощь Комиссаржевской революционному движению, указывалось, что она воплотила лучшие идеалы – мечты о счастье народа, о светлом будущем страны. Недаром в утвержденном Лениным списке деятелей культуры, которым Совнарком проектировал воздвигнуть памятники, стояло имя Веры Комиссаржевской. А на самом деле, Вера Федоровна была просто безумного талантливой экзальтированной барышней, которое мучительно искала и свой творческий путь, и свое личное счастье в жизни.

ДВОЙНОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО
Характер у нее был не простой. Она была бескомпромиссной, порой жесткой и прямолинейной. Эту черту характера подметил еще в 1902 году молодой Корней Чуковский. Она была человеком крайних суждений, не признавала спасительной «золотой середины», расчетливого благоразумия, не знала житейского покоя и творческого равнодушия.
В молодости Вера Комиссаржевская пережила страшную личную драму. В 1883 году она вышла замуж за художника графа Владимира Муравьева, увлекавшегося живописью, стала графиней Муравьевой. Тот был личностью примечательной – сыном герольдмейстера графа Леонида Михайловича Муравьева, внуком графа Михаила Николаевича Муравьева-Виленского.
За два года до свадьбы Владимир Муравьев бросил обучение в Пажеском корпусе и записался вольноприходящим учеником в столичную Академию художеств. Состоял членом Санкт-Петербургского общества художников и Общества русских акварелистов.
О его творчестве можно встретить разные суждения. Одни называли его дилетантом, посредственностью, даже бездарностью (может быть, завидовали?), другие подчеркивали, что он был мастером живописных эффектов, обладавший уникальным даром колориста, что именно он вдохнул поэзию в охотничий сюжет. Его любимыми персонажами были медведи. Сегодня его пейзажи пользуются большим спросом у коллекционеров и высоко оцениваются искусствоведами. Однако, как бы то ни было, но Вере Федоровне он не принес ничего хорошего.
«В девятнадцать лет по взаимной любви Вера Федоровна вышла замуж за молодого художника графа Муравьева, – вспоминала Зоя Прибыткова, жена двоюродного брата Сергея Рахманинова. – Они были счастливы, но недолго – Муравьев оказался плохим человеком, он причинил ей много горя и обид, жестоко обманул ее. Для Веры Федоровны это была травма, которая наложила отпечаток на всю ее жизнь. Она хотела покончить с собой, чуть не умерла».
Чуть ли не с первых дней начались жестокие размолвки, к тому же Муравьев завел роман с сестрой Веры, Надеждой. Вера Федоровна поначалу надеялась, что все образуется, но события развивалась стремительно и не в ее пользу. Все надежды рухнули, когда Вера Федоровна узнала, что ее сестра беременна, и отец ребенка – ни кто иной, как Владимир Муравьев.
Двойное предательство – мужа и сестры – стало страшнейшим ударом. Вера пыталась покончить с собой, затем провела месяц в психиатрической больнице с диагнозом «острое помешательство». Когда ее выпустили из клиники, родные увезли ее на лечение на минеральные воды в Липецк – на популярный в те годы курорт, где поправляли свое здоровье столичные барышни и господа.
Но оказалось, что это судьба: именно там, во время лечения на водах в Липецке, Вера Федоровна познакомилась с Сергеем Ильичом Зилоти – блестящим морским офицером, страстным любителем театра и музыки. Он был потомственным дворянином, да еще двоюродным братом композитора Сергея Васильевича Рахманинова.

Сергей Зилоти

ЦЫГАНСКАЯ ПРИМАДОННА
Встреча с Сергеем Зилоти вернула ее к жизни. Вскоре молодые люди обручились…
«Они должны были пожениться, но разошлись. А верная дружба между ними сохранилась на всю жизнь – Комиссаржевская стала родной в большой семье Зилоти.
Из сестер Зилоти другом всей жизни Веры Федоровны была младшая, Мария Ильинична, которая во многом была схожа с братом Александром: и внешностью, и редкой душевной чистотой, умом, тонким и острым, некоторой резкостью, идущей от прямоты и честности чувств. И удивительным внешним обаянием. Между Верой Федоровной и Марией Ильиничной началась совершенно исключительная дружба. Они часто были вместе, а если им приходилось на время разлучаться, то духовно они были неотделимы одна от другой, так как постоянно писали друг другу письма», – отмечала Зоя Прибыткова.
«Маша, ангел мой, я не думала, что это так ужасно тяжело, – писала Вера Комиссаржевская Марии Зилоти в сентябре 1902 года. – Я слабая, слабая до дна, душа полная такой тоски, что дышать печем. Как мне все и все противны здесь. Господи, по силам ли я взяла на себя задачу, господи, ведь мне надо роли готовить и такие роли, как «Родина», «Золотое руно», а я ничего, ничего не могу. Какая-то, будто железная рука сдавила жизнь души, и она даже не пробует бороться.
Я заставляю себя думать, что это те муки, в которых душа должна закалить веру в себя и в будущее, но сейчас так трудно, так невыносимо хочется лечь на землю и чувствовать, что уходишь в нее. И там темно, темно, никого не слышно, не видно ничего, и тоска эта ужасная останется наверху. Как страшно ясно мужики понимают эту тоску, когда говорят «скууушно мне».
Маша, если я не уйду в работу, значит, я не я и что я тогда буду делать. Слабость, слабость и не могу ничего. Я так измучена вся, у меня раздроблено сейчас сердце, ум думает, как ужасно, что святое, великое, что я хочу, жажду сделать, надо покупать такой ценой, кровью духа.
Христос с тобой, милая.
И никто в мире, кроме тебя, не узнает об этой слабости, одни – оскорбят, другие не поймут».
Как бы то ни было, но встреча с Сергеем Зилоти, не приведшая к браку, раскрыла творческий потенциал Веры Комиссаржевской. Она мечтала быть певицей, а Сергей Зилоти с молодости любил театр. Еще после окончания Морского корпуса, в середине 1880-х, он уехал во Владивосток, где организовал популярную театральную труппу.
В Петербурге Вера Комиссаржевская с сестрой не раз выступали с цыганскими романсами на литературно-художественных вечерах Сергея Зилоти в Морском собрании Флотского экипажа. Их даже называли «цыганскими примадоннами». Именно там Вера Федоровна в 1889 году впервые вышла на сцену в одноактной пьесе Гнедича «Горящие письма». Так начался профессиональный путь актрисы.
И, хотя Вера Федоровна не решилась выйти замуж за Сергея Зилоти, с ним и с его большой семьей она поддерживала самые теплые отношения. Когда Сергей Зилти навещал свое родовое имение Знаменку в Тамбовской губернии, он привозил с собой туда и Веру Федоровну.

НЕРВНА ДО СУЕВЕРИЯ
Впоследствии Комиссаржевская много играла в столицах и в провинции, став лучшей и уже известной исполнительницей романтических ролей. В 1896 году Вера Федоровна была приглашена в Александринский театр. «Чудесная актриса», «великолепная актриса», – так называл Комиссаржевскую в своих письмах Антон Павлович Чехов, с которым они состояли в переписке.
Вера Федоровна Комиссаржевская вскоре покинула императорскую сцену. Ей всегда хотелось свободы, она мечтала создать собственный театр, где говорилось бы «только о вечном». Средств для этого не было, и чтобы собрать деньги на свое детище, Вера Федоровна отправилась в большое турне по провинции. Затея удалась, и в 1904 году она открыла свой театр в Петербурге.
Однако и наличие собственной труппы не приблизило ее к осуществлению мечты. Она продолжала искать, терзалась, металась, а незадолго до смерти вдруг решила оставить театр.
«Вера Федоровна всегда была нервна и впечатлительна вплоть до суеверных предчувствий и предзнаменований. Уравновешенной и спокойной я ее никогда не помню», – отмечал певец Василий Шкафер, который, как и Вера Комиссаржевская, обучался вокалу у ее отца.
Она загорелась новой мечтой – создать театральную школу. Перед этим она отправилась в Ташкент на гастроли, которые оказались последними в ее жизни. Заразившись во время гастролей черной оспой, Вера Федоровна Комиссаржевская умерла в феврале 1910 года.
«Под впечатлением скоропостижной и трагической кончины Комиссаржевской, случившейся в феврале 1910 года, Рахманинов написал романс «Не может быть!..» на слова А. Майкова. А 10 февраля 1911 года, в годовщину ее смерти, Сергей Рахманинов и Александр Зилоти дали в Дворянском собрании общедоступный концерт, исполнив Вторую сюиту Рахманинова, которую Вера Федоровна очень любила», – отмечает исследовательница Людмила Ковалева-Огороднова.

ДВА ГЕНИЯ – ДОБРЫЙ И ЗЛОЙ
Сергей Зилоти, генерал-лейтенант русского флота, который так и не стал мужем Веры Комиссаржевской, погиб в начале осени 1914 года, во время боевых действий Первой мировой войны.
«Современники запомнили его как чрезвычайно отзывчивого и гуманного человека, – отмечает Людмила Ковалева-Огороднова. – Именно эти качества подвигли Сергея Зилоти на то, что в самом начале германской войны он покинул свой уютный кабинет в Адмиралтействе и отправился на фронт. По одной из версий, он погиб во время установки минных заграждений отрядом эскадренных миноносцев «Всадник», «Гайдамак», «Уссуриец» и «Амурец» в Балтийском море у берегов Пруссии между Мемелем и Полангеном (современные Клайпеда и Паланга в Литве)».
А вот «злой гений» Веры Комиссаржевской, художник Владимир Леонидович Муравьев пережил их обоих. Он прожил долгую жизнь. Можно встретить упоминания, что после Октябрьской революции он эмигрировал, где продолжал писать пейзажи на любимые темы. Но там никому особенно его творчество не было интересно, и он вернулся в Советскую Россию, жил в Ростове-на-Дону.
Правда, и здесь его «аполитичные» картины совершенно не вписывались в новую действительность строительства новой жизни. Приходилось или подстраиваться под новые темы или сюжеты, или продавать свои картины за гроши на рынках и барахолках. Выходом стали длительные запои, алкоголизм. Владимир Муравьев умер всеми забытый и безвестный в 1940 году…
Кстати, интересная деталь: после разрыва с Верой Комиссаржевской Владимир Муравьев, как «благородный человек», женился на ее сестре Надежде, которая ждала от него ребенка. Но и этот брак оказался неудачным. Они развелись в 1890 году, прожив вместе пять лет.
Надежда Комиссаржевская впоследствии вышла замуж за известного актера Павла Павловича Гайдебурова. Она сыграла на сцене больше двухсот ролей, а вместе с мужем основала «Передвижной драматический театр», который действовал и после революции, став Государственным Передвижным театром имени П. Гайдебурова и Н. Скарской (Скарская – именно такую фамилию носила Надежда Комиссаржевская. Она прожила девяносто лет и ушла из жизни в 1958 году).

Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Специально для «Вестей»