Бородинская Мадонна

Под таким именем вошла в историю Маргарита Михайловна Тучкова. Федор Глинка в своих «Очерках Бородинского сражения» вспоминал, что по ночному полю битвы, среди тысяч мертвых тел и огромных костров, на которых крестьяне окрестных сёл сжигали тела погибших, чтобы избежать эпидемий, бродили две фигуры: мужская в монашеском одеянии и женская…

Это были Маргарита Тучкова и ее спутник, старый монах-отшельник из Лужецкого монастыря. Тучкова разыскивала тело своего павшего мужа, но около Семеновских флешей, где он пал смертью храбрых, лежало около двадцати тысяч русских воинов. Тело найти так и не удалось. Долгое время она отказывалась верить, что мужа больше нет…

«КТО ВЛАДЕЕТ МОИМ СЕРДЦЕМ? ПРЕКРАСНАЯ МАРГАРИТА!»
Маргарита Тучкова, урожденная Нарышкина, была дочерью подполковника Михаила Петровича Нарышкина. Ее мать – княжна Варвара Алексеевна Волконская. Еще в детстве Маргарита была настолько религиозна, что мать называла ее «моя монашенка».
Впрочем, девушка вышла замуж уже в восемнадцать лет. Ее избранником стал отставной прапорщик Измайловского лейб-гвардии полка Павел Ласунский. Инициатором брака была его мать, которая была весьма дружна с Нарышкиными. Ласунский охотно согласился на женитьбу: приданое невесты весьма к тому располагало. Маргарита же была очарована женихом: статный, привлекательный, прекрасно говорит по-французски…
Однако брак оказался кратковременным и неудачным. Кутила и игрок Ласунский все время проводил с друзьями. Маргарита увидела, что стала женой циника и лжеца. Нисколько не смущаясь, он продолжал вести разгульную жизнь, а Маргарита не отваживалась рассказать родителям правду.
Бракоразводный процесс – дело в ту пору очень хлопотное – длился не менее четырех лет и закончился лишь осенью 1804 года. В конце концов Маргарита получила позволение вернуться, под именем девицы Нарышкиной, в дом родителей.
Еще в пору несчастливого замужества с Ласунским она познакомилась с офицером Александром Тучковым. Вспыхнули настоящие, искренние чувства, но Тучков смог посвататься к ней только после получения ею развода. Правда, сперва родители Маргариты, измученные ее первым замужеством, отказали Тучкову. Маргарита от горя заболела горячкой. Но родительскую волю преступать было нельзя. К тому же раздосадованный Александр, не попрощавшись, уехал за границу.
Прошло некоторое время, и Маргарите передали небольшой конверт. На голубом листке оказались стихи по-французски, каждая строфа заканчивалась словами: «Кто владеет моим сердцем? Прекрасная Маргарита!».
В 1805 году они венчались. Маргарите было двадцать пять, Александр был старше ее на четыре года. По легенде, в день свадьбы юродивый отдал Маргарите игуменский посох со словами: «Возьми, мать Мария!». И напрасны были слова Маргариты, что ее не так зовут. Впрочем, до этого момента в ее жизни, действительно, было еще далеко…
Александр Тучков был младшим из четырех братьев-генералов. Современники писали, что редко в ком внешние и внутренние достоинства сочетались в такой абсолютной гармонии, как в молодом Тучкове. Его обаяние отразилось и в строках стихотворения Марины Цветаевой «Генералам двенадцатого года» (1913), посвященных Александру Тучкову: «Ах, на гравюре полустертой, // В один великолепный миг, // Я встретила, Тучков-четвертый, // Ваш нежный лик. // И вашу хрупкую фигуру, // И золотые ордена… // И я, поцеловав гравюру, // Не знала сна». Цветаева была поэтически влюблена в образ Александра Тучкова и держала на своем письменном столе портретное изображение юного генерала-героя…
Знаменитый беллетрист, поэт Федор Глинка так писал об Александре Тучкове, с которым был дружен: «Видали ль вы, в портрете, генерала молодого, с станом Аполона, с чертами лица черезвычайно привлекательными? В этих чертах есть ум, но вы не хотите любоваться одним умом, когда есть при том что-то внешнее, что-то гораздо более очаровательное, чем ум. В этих чертах, особливо на устах и в глазах, есть душа! По этим чертам можно догадаться, что человек, которому они принадлежат, имеет (теперь уже имел!) сердце, имеет воображение; умеет и в военном мундире мечтать и задумываться!.. Но в живом разговоре о судьбе отечества в нем закипала особая жизнь. И в пылу загудевшего боя он покидал свою европейскую образованность, свои тихие думы и шел наряду с колонами, и был, с ружьем в руках, в эполетах русского генерала, чистым русским солдатом! Это генерал Тучков 4-й.»

ПРОРОЧЕСКОЕ ВИДЕНИЕ
Маргарита Михайловна сопровождала мужа его даже в военных походах. В шведскую кампанию она заслужила большое уважение среди солдат благодаря своей выносливости и добродетельности. Вместе с мужем она участвовала в знаменитом переходе русской армии через замерзший Ботнический залив.
В 1811 году у Тучковых родился сын Николай. В то время полк мужа стоял в Минской губернии. Здесь Маргарите Тучковой было видение, о котором знали многие ее родственники. Во сне ей открылась картина: она в незнакомом городке и повсюду надписи – Бородино. К ней входят отец и брат и говорят: «Муж твой пал со шпагой в руках на полях Бородина», и подают ей сына со словами – «Вот все, что осталось от твоего Александра»…
Маргарита проснулась от ужаса, рассказала все мужу. Тот велел принести карту, на котором стали искать городок с таким названием, но не нашли…
Спустя всего год все узнали, что такое Бородино… Александр Тучков вместе с двумя своими братьями, Николаем и Павлом, оказался участником знаменитой битвы. 26 августа 1812 года близ деревни Семеновская Тучков-четвертый, командир Ревельского пехотного полка, должен был под ураганным огнем вражеских батарей вести в атаку свой полк.
Солдаты замешкались, не решаясь подставляться неизбежной смерти. «Вы стоите? Я один пойду!» – крикнул Тучков, схватил знамя и ринулся вперед. Но не успел он сделать несколько шагов, как вражеская картечь расшибла ему грудь. На место его гибели обрушилось множество ядер, земля словно вскипела от взрывов.
В Бородинской битве Николай Тучков был смертельно ранен, Павел попал в плен, Александр погиб… Весть о гибели мужа пришла Маргарите Михайловне в день ее именин. Все свершилось, как в загадочном видении годичной давности…
Друг семьи Нарышкиных, один из героев войны 1812 года. генерал-лейтенант П.П. Коновницын, свидетель последнего мгновения жизни Александра Тучкова, прислал Маргарите Михайловне план Бородинской битвы с указанием его точного места гибели. Однако тело мужа ей найти так и не удалось: по воспоминаниям выживших очевидцев, оно было буквально разорвано в клочья ядрами, попавшими ему в грудь, голову и в ноги…
Поискам Тучковой на Бородинском поле посвящена повесть российского писателя Олега Хафизова «Бородинская мадонна».
«Через два месяца после Бородинского сражения жена русского генерала искала на поле павшего мужа, – говорится в повести Олега Хафизова. – Место побоища напоминало лунную поверхность. Во время наступления французам некогда было наводить здесь порядок; они только подобрали полезных раненых, которые поместились в медицинские фуры, да увезли целые орудия. А на обратном пути Великой Армии и подавно было не до своих мертвецов… Пришедшей следом русской администрации пришлось озаботиться уборкой этого колоссального кладбища, покрытого сотней тысяч человеческих и конских трупов, которые по весне должны были оттаять, разложиться и породить грандиозную эпидемию…
Вместе с одной из таких похоронных команд из сотни мужиков под началом нестроевого офицера, в сопровождении священника приехала генеральская жена – гибкая дама лет тридцати в черном суконном платье, черной накидке и монашеском платке… Санитарам было велено тотчас позвать ее, если найдется человек в зеленом мундире с густыми эполетами, живой или мертвый, и обещано за находку огромное вознаграждение – десять рублей золотом».

МАВЗОЛЕЙ НА ПОЛЕ БИТВЫ
Мысль о том, что ее муж не похоронен достойно, не давала покоя Маргарите Михайловне. Она продала свои бриллианты и при содействии императрицы Марии Федоровны купила три десятины земли на месте смерти мужа, затем обратилась с прошением к императору Александру I возвести там храм. Царь дал высочайшее соизволение и даже пожертвовал на святое дело десять тысяч рублей.
В 1820 году близ Семеновских флешей, которые известны под именем Багратионовых (именно здесь был смертельно ранен генерал Багратион), был освящен храм Спаса Нерукотворного – в виде античного мавзолея. Он стал первым памятником воинам, погибшим в битве при Бородине. Государство поставило первый памятник на Бородинском поле лишь в 1839 году. Открывая его, Николай I сказал, обращаясь к Маргарите Тучковой: «Вы нас предупредили, мы поставили здесь памятник Чугунный, а вы – духовный».
Храм, построенный Тучковой, был освящен в честь полковой иконы Ревельского пехотного полка, которым командовал ее муж. И вот предчувствие: накануне Бородинского он отдал полковой образ на хранение жене. На поле битвы Ревельский полк был почти полностью погиб…
Между тем несчастья е отпускали Маргариту Тучкову. В 1826 году на пятнадцатом году жизни умер сын Николай – Коко, как ласково звала его мать. Он был записан в Пажеский корпус, но по слабости здоровья жил при матери. Причиной смерти стала простуда, причем докторов и мысли не допускали о возможности летального исхода…
Маргарита Михайловна похоронила сына в склепе под Спасской церковью, а сама поселилась в деревянной сторожке напротив. Она помогала вдовам погибших, простым беднякам, заботилась о больных, ее стараниями была устроена богадельня для инвалидов войны с Наполеоном. Рядом с ее сторожкой стали селиться девицы и вдовы, желавшие молитвенного уединения.
Однажды во время поездки верхом Маргарита Тучкова встретила телегу, на которой везли стонавшую женщину. Возница пояснил, что муж ее, пьяница, постоянно избивает ее и двух дочерей. Маргарита взяла женщину с дочерьми к себе и построила для них домик. Вскоре вокруг стала формироваться женская община. Затем Маргарита Тучкова освободила всех крестьян в своем тульском имении и продала половину имения в Ярославской губернии. Проценты, полученные от продажи, шли на содержание общины.
Так постепенно здесь появился Спасо-Бородинский монастырь, игуменией которого стала Маргарита Тучколва – по именем Марии. Многие современники восхищались ее духовным обликом, подвигом жизни, ее верной любви. В первые годы монашества она носила вериги, но ее здоровью это наносило большой ущерб, поэтому по требованию митрополита Филарета она их сняла. Налагала их на себя лишь тогда, когда между сестрами возникали ссоры или требовалось молиться за тяжко согрешившую…
До последних дней жизни игуменья Мария жила в доме напротив усыпальницы мужа и сына. Словно предчувствуя кончину, незадолго до смерти, она сожгла письма мужа к ней, не желая, чтобы они достались чужим.
Игуменья Мария скончалась 29 апреля 1852 года, на 72 году жизни, и была похоронена в той же Спасской церкви – в «мавзолее Тучкова». По настоянию Митрополита Филарета ее «сторожку» сохраняли как музей. В 1911 году в монастыре побывал знаменитый фотограф Сергей Прокудин-Горский, который запечатлел всю Российскую империю на цветных снимках. Именно тогда он сделал фотографии сторожки, монастыря, могилы Маргариты Михайловны Тучковой и ее сына Николая.
Во время Великой Отечественной войны, когда Бородинское поле снова местом битвы, деревянная сторожка сгорела. Восстановление ее началось только в 1984 году, сейчас в ней находится музей. Монастырь в советское время был закрыт и разграблен. Его возрождение началось в 1992 году, и сегодня в него, как и прежде, не иссякает поток паломников. Маргарита Тучковой служит по сей день примером вечной любви.

Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Специально для «Вестей»