Из поколения победителей. Доктор Штапова

Вглядитесь в это лицо, которое смотрит на нас с фотографии полувековой давности. Умный, пристальный, чуть ироничный взгляд выдаёт натуру незаурядную, целеустремлённую, с волевым, победительным характером. Именно таким характером и должен был обладать человек, на долю которого в трудные послевоенные годы выпало практически с нуля создавать систему здравоохранения в молодом индустриальном городе по имени Пикалёво.

Пора представить читателю героиню предлагаемого очерка. Это Зоя Ильинична Штапова – доктор от бога, заслуженный врач Российской Федерации, блокадница, ветеран войны и труда, почётный гражданин Пикалёва, обладатель знака отличия ЛО «За заслуги перед Ленинградской областью». В эти предновогодние дни Зоя Ильинична принимает от земляков многочисленные поздравления по случаю славного юбилея: 30 декабря доктору Штаповой исполнится ровно сто лет.
Год назад, когда нашей героине минуло «всего лишь» 99 лет, поздравить Зою Ильиничну с днём рождение пришли глава городской администрации, муниципальные депутаты и просто хорошие друзья, которых у неё немало. Давний знакомец хозяйки дома Владимир Загарских – почётный работник «Лентрансгаза», широкой публике больше известный как признанный мастер художественной фотографии, — преподнёс имениннице сигнальный экземпляр книги воспоминаний «Зоя Штапова. ЖИЗНЬ ВРАЧА ДЛИНОЮ В ВЕК».

— Как-то раз, знакомясь с семейным архивом Зои Ильиничны, — рассказал Владимир Евгеньевич, — я наткнулся на разрозненные рукописные страницы воспоминаний и её дневниковые записи. Материал сам просился в книгу. Посоветовался с питерскими друзьями, членами правления Фонда исторической фотографии Карла Буллы, нашёл полное понимание и готовность сотрудничать…
За дело взялись профессионалы. Книга получилась что надо — альбомного формата, на лучшей бумаге, информационно насыщенная и богато иллюстрированная. Содержанию роскошного издания составители предпослали хрестоматийную строку из поэмы Владимира Маяковского «Хорошо» – «Это было с бойцами или страной, или в сердце было моём». Всё, о чём повествует Зоя Ильинична, прошло, то раня, то врачуя, через её сердце и врезалось в память. И в зрелые, и уже в преклонные годы на редкость крепкая, без провалов, фотографически точная память ни в чём и никогда не изменяла нашей героине.
— О том, что когда вырасту, непременно буду доктором, врачевателем, я для себя решила ещё девчонкой, — рассказывала Зоя Ильинична автору этих строк в канун своего 90-летия.— Хотя никаких внешних оснований думать так вроде бы и не было. Не припомню, чтобы в нашей родне кто-нибудь проявил себя по медицинской части. Семья наша жила на Васильевском острове, в доме на углу 17-й линии и Большого проспекта. Отец, Илья Ефимович, потомственный петербуржец, с мальчишеских лет работал на заводе «Красный гвоздильщик». Мама, Евдокия Матвеевна, крестьянского роду-племени, вечно была занята какими-то жактовскими делами, что-то там организовывала, а по своей основной сути была хранительницей домашнего очага.

Коллектив Пикалевской больницы на демонстрации. 1960 г.

Сегодня я точно знаю: если из меня в этой жизни что-то и получилось, то прежде всего потому, что мне посчастливилось родиться, расти, взрослеть в дружной семье где всё было построено на началах любви, доброты, взаимного уважения, где ребёнку исподволь прививались такие традиционные семейные ценности, как милосердие, сострадание, готовность прийти на помощь.
— Отец был человеком добрым, весёлым и любознательным – настоящим питерским интеллигентом с рабочими корнями, — продолжает неспешное повествование моя собеседница. — Насколько помню, он всю жизнь учился: сначала в школе при заводе, потом на разного рода курсах. Окончил вечерний рабфак, в коллективе имел репутацию отменного наладчика станочного парка. Много, запоем читал, и меня приохотил к книжному знанию.
У нас в семье стали правилом, как бы теперь сказали, походы выходного дня. Сегодня, к примеру, мы идём в Русский музей или Маринку, в следующее воскресение намечена поездка в Петергоф, ещё через неделю запланировано знакомство с дворцами, что на Невском проспекте. Исколесили с отцом все районы города, замечательные пригороды, ни одного музея не пропустили. Вот так…
Собеседница Зоя Ильинична просто потрясающая. И весёлая. Свой рассказ о довоенном детстве и первых юношеских годах она уснащает милыми подробностями, юмористическими деталями, любопытными историями с неожиданными поворотами сюжета. Но, как заметил поэт, «для веселия планета наша мало оборудована». Совсем иную тональность приобретает беседа, когда речь заходит о «сороковых, роковых», об ужасах и тяготах блокады, пережитых лишениях.

В парке. НТ. Дружинин — начальник мплнппп, З.И. Штапова — главный врач больницы, Ф.Г. Фальскин — директор ПГ З. 1954-55 гг.

— Школу я окончила в 38-м, получила аттестат, где были сплошные «пятёрки». Но вступительные экзамены в вуз, нетрудно догадаться какого профиля, сдавала на общих основаниях – привилегии отличникам на ту пору не были предусмотрены. И вот случилось то, к чему я стремилась с младых, так сказать, ногтей: я стала студенткой 1-го Ленинградского медицинского института. Специализация – лечебное дело. Факультет готовил врачей широкого профиля.
Студенческая жизнь катилась заведённым порядком. С головой погрузившись в учёбу, я выкраивала время для комсомольских дел, занятий в студенческом научном обществе, участия в спортивных состязаниях, коллективных походов в театр…
Незаметно подошла пора сдавать экзамены за третий курс (а на дворе уже лето 41-го). 22 июня, в воскресенье, с утра сижу за книжками, готовлюсь к экзаменам по детским болезням. Глянула в окно – по улице несут огромные туши аэростатов — один, второй, пятый… Сердце в груди ёкнуло: к чему бы это? А в полдень чёрная тарелка репродуктора протрубила: война!
В понедельник, сразу после экзамена, пришёл в аудиторию декан и заявляет: занятия на четвёртом курсе начинаются с первого июля. Попутно сообщает, что все студенты нашего курса распределяются по жактам (ЖАКТ – жилищно-арендное кооперативное товарищество. – Р. М.) и обучают население оказанию первой медицинской помощи. Все остальные курсы мобилизуются на строительство оборонительных сооружений. Жизнь потекла по законам военного времени. В институте разместили армейский госпиталь. Встали трамваи. До вуза и обратно студентам и преподавателям пришлось добираться пешим порядком. Для меня каждый такой марш-бросок – четырнадцать трамвайных остановок в один конец…

З.И. Штапова с мужем Е.А. Болотниковым (зам. директора ПГЗ) 1963 г.

Кто-то заметил, что люди, для которых фактом личной биографии стала ленинградская блокада, знают о жизни нечто такое, чего не знают (да и не дай им бог знать!) все другие. Зоя Ильинична и по сию пору тяготится этим горьким знанием. Занятия в аудиториях, где окна и стены дышат арктической стужей, бомбёжки, непреходящее чувство голода. А ещё практическая работа будущих врачей в клиниках и госпиталях, активное участие студентов-медиков в рейдах санитарных дружин по улицам осаждённого города, ночные дежурства на крышах и чердаках во время воздушных налётов.
Но самое страшнее – утрата близких людей. Ещё в августе 41-го во время налёта вражеской авиации на воинский эшелон погиб отец Зои, боец 1-й ленинградской дивизии народного ополчения Илья Штапов. В марте 42-го от истощения угасла, как свечечка, мама, Евдокия Матвеевна. В 22 года девушка осталась круглой сиротой. Надо было мобилизовать волю, постараться вопреки всему выжить самой и выполнять врачебный долг, спасая жизнь другим.
Ноябрь-42-го. Зоя Штапова и её сокурсники сдали государственные экзамены и стали дипломированными врачами. По такому случаю в подвале Октябрьского райкома партии закатили роскошный выпускной бал. Каждому счастливому обладателю диплома полагалось по 100 граммов винегрета, 30 граммов «рабочее-крестьянской», кусочек хлеба и пара конфет-подушечек. Зоя водку не пила и выгодно поменяла причитающееся ей зелье на сладкую подушечку.
— Направление я поучила в воинскую часть, передвижную базу по ремонту тяжёлых орудий и бронетехники, размещённую на территории Пролетарского завода, — вновь погружается в воспоминания Зоя Ильинична. – Привыкаю к воинской службе. И тут приглашают военврача Штапову в «большой дом» на Литейном, контора известная. Объясняют: вы, мол, хорошо знаете немецкий, так что придётся вам возглавить спецлазарет для военнопленных. Я этим серьёзным дядям и говорю: «Не буду с немчурой работать, и всё. Я же их всех передушу». Посмеявшись, популярно объяснили, что в армии приказы не обсуждают. Словом, работала я в лазарете до той поры, когда пролеченных военнопленных – война к тому времени уже закончилась — отправили в ихний фатерлянд…
То, что поведала в ходе неспешных бесед Зоя Ильинична, — это всё же некая предыстория, подготовительный этап к главному делу её жизни. Рубежным стал год 1948-й, когда Леноблзравотдел направил демобилизованного из армии 29-летнего капитана медицинской службы З. И. Штапову в Пикалёво, на ту пору ещё рабочий посёлок. Напутствуя молодого доктора, высокое начальство заверило, что здание уже готово, осталось укомплектовать штаты и – вперёд и выше. Будет нужда в оборудовании – пишите заявку, всё быстренько организуем. После столь духоподъёмных заверений оставалось только собрать чемоданы и отправляться на вокзал.
— Как выяснилось по приезде, заведующий облздравом выдал желаемое за действительное, — улыбается Зоя Ильинична. – Обещанного здания и в помине не было. Как поведали мне старожилы, до 1936 года медицинскую помощь населению, тяготеющему к посёлку Пикалёво, обеспечивал фельдшер из соседней Новой Деревни. А в описываемый период уже врачебную помощь пикалёвцам оказывал вахтовым, так сказать, методом единственный врач, наезжавший в рабочий посёлок на месяц-другой.
Впору было растеряться. Но идти на попятную – не в моих правилах, не так обучена. Здраво рассудив, пришла к выводу, что паниковать не стоит. Всё-таки есть старенькая, но амбулатория. Есть на кого опереться: медсестра с бесценным опытом фронтовой медицины Мария Ивановна Никитина, фельдшер Лидия Васильевна Пунгарёва, санитарка Екатерина Васильевна Пахомова. А главное – встретили меня хорошо, доброжелательно. На вокзал в Тихвин управляющий стройтреста специально для меня отрядил полуторку, и до Пикалёва мы домчались с ветерком. Поселили меня в частном доме, очень ухоженном, чистеньком и уютном. На следующее утро познакомилась с местными руководителями и поняла: сработаемся. И не ошиблась…
О том времени впору писать хронику, когда этапные события случаются с завидной регулярностью. На следующий после приезда Штаповой год, в апреле 49-го, в посёлке открылась собственная больница на 13 коек – 10 общих и 3 родильных. Доктора Штапову назначили главным врачом, старшей медсестрой стала Татьяна Семёновна Петрова, бывшая фронтовичка, кавалер ордена Красной Звезды. Именно на плечи последней и легла кропотливая работа по формированию высокопрофессионального коллектива среднего и младшего медицинского персонала.
Год 1950-й. В Пикалёвской больнице создано отделение скорой помощи. Дальше – больше. В 51-м в распоряжение главного врача переданы три финских домика, где развёрнуто уже 25 коек, в том числе 10 родильных. В 1952-1953 годах руководство стройтреста, идя навстречу настоятельным просьбам энергичного и напористого главврача, выделило для расширения больницы двухэтажное здание. На первом этаже новосёлы разместили поликлинику, второй полностью отвели под стационар на 50 коек.
— В ту пору я, знаете, пристрастилась ходить на производственные оперативки. В том была своя корысть — в хорошем, само собой, смысле слова, — уточняет Зоя Ильинична. – Надо было приобретать медицинское оборудование, инструментарий, медикаменты, мебель и прочее, а бюджетных средств остро не хватало. Оставалось надеяться только на строителей да заводчан. А что-то просить лучше всего не келейно, а принародно. К чести руководителей, они относились к медицине уважительно, а помощь была всегда предметной и ощутимой.
И вот однажды я на оперативку в стройтрест не пошла: вроде всё, что просила, дали, пока нужды ни в чём не испытываем. Зачем идти? А тут звонок от секретарши управляющего трестом: «Зоя Ильинична, все в сборе, Александр Николаевич без вас не начинает. Беспокоится». «Валечка, — объясняю ей, — мне ничего просить не надо. Я сегодня отдохну». «Но управляющий настоятельно просит вас прибыть…».
Так, рассуждаю, не иначе какая-нибудь жалоба на меня пришла. Деваться некуда, придётся идти. Сижу, слушаю. Вопрос важный, тема перспективная. Все напряжены до предела. А я жду, когда до меня очередь дойдёт.
Но вот оперативка закончилась, все разошлись. Я в недоумении. «Александр Иванович, — спрашиваю, — а я-то зачем нужна была?». «Зоя Ильинична, — он мне, — разговор сегодня ведь важный был, правда?». «Важный». «А представьте, какая перепалка открылась бы, не будь вас здесь? В ругани, взаимных претензиях всё существо дела потонуло бы. А так выработали крайне важное решение – благодаря вашему присутствию».
С тем и разошлись, довольные друг другом…
Постепенно, шаг за шагом, коллектив наращивал мускулы, обретал профессиональную хватку, развивался. Пришла пора думать о строительстве типового больничного городка. Весной 53-го стройка началась, а уже в следующем году госкомиссия приняла в эксплуатацию инфекционный корпус, Здесь разместили 20 инфекционных и столько же – терапевтических коек. Растёт репутация Пикалёвской больницы, она определена как база 1-го Ленинградского мединститута, здесь проходят практику студенты четвёртого курса. Консультанты — специалисты Военно-медицинской академии, областной клинической больницы и, конечно же, 1-го ЛМИ, который в военном 42-м окончила главврач городской больницы З. И. Штапова.
— Строительство больничного городка завершилось в 1958 году, — развивала Зоя Ильинична важную для неё тему во время одной из рабочих встреч. – С вводом главного корпуса больницы открылись новые горизонты развития. Появилась возможность в комплексе решать задачи, связанные с увеличением объёмов и повышением уровня медицинской помощи. А это, согласитесь, предполагало кропотливую работу по укреплению лечебного объединения квалифицированными кадрами, каковые, как известно, «решают всё». Попутно замечу, эту тему мы никогда не упускали из виду. И когда в 1960 году была введена в строй городская поликлиника на 250 посещений в смену — с физиотерапевтическими и иными кабинетами – сколько-нибудь серьёзных кадровых проблем не возникло: по всем основным специальностям приём в новом медицинском учреждении вели только квалифицированные врачи.
А вслед за городской мы открыли в Пикалёве ещё две поликлиники – детскую и для работников глинозёмного завода. Вот так…
Обратите внимание: местоимение «мы» у моей собеседницы в большой чести. Доктор Штапова, фигура в городской системе здравоохранения почти легендарная, никогда не считала для себя возможным дистанцироваться от коллектива. Она и сегодня с нескрываемым душевным волнением вспоминает о тех коллегах, вместе с которыми трудилась многие годы. И только формат газетной публикации не позволяет назвать их всех поимённо
В 1975 году коллектив Пикалёвской больницы и широкая, как принято говорить, общественность города отметили 25-летие крепко стоящего на ногах медицинского учреждения. К этой этапной дате больница располагала впечатляющей материальной базой – стационаром на 380 коек, тремя поликлиниками, четырьмя здавпунктами на градообразующих предприятиях. И это ещё не всё. Разветвлённая структура медицинских учреждений, входивших в зону обслуживания Пикалёвской больницы, включала также отделение службы скорой помощи с двумя круглосуточными постами, приписной сельский участок (18 ФАПов), врачебную амбулаторию в селе Сомино. Только стационар с двумя терапевтическими отделениями (одно из них – загородное, на базе Окуловской больницы) за год пролечивал свыше 4700 больных. Весь же разветвлённый арсенал медучреждений, так или иначе замкнутых на Пикалёвскую больницу, обеспечивал обслуживание населения на территории более 5 тысяч квадратных километров. Масштабы!
Позже случались другие юбилеи, к которым Зоя Ильинична была лично причастна. А как же иначе, ведь только в хлопотной должности главного врача Пикалёвской больницы она трудилась три десятилетия. А потом полностью посвятила себя лечебной работе.
В блокадном Ленинграде больные просили молодого участкового врача об одном: «Доживите, доктор!». Зоя Ильинична выполнила эту просьбу, дожила до Победы и потом многие десятилетии несла добро и милосердие людям, пеклась об их здоровье. А в эти дни принимает от благодарных земляков многочисленные поздравления по случаю 100-летнего юбилея.
Здоровья Вам, Доктор!

Руслан МУСИНОВ
Специально для «Вестей»