Король-воин, король-призрак

Карл XII. Картина Майкла Даля

Карл XII, король-воин, которого Пушкин окрестил «воинственным бродягой», никогда не был женат, потомства (ни законного, ни внебрачного) не оставил. Да и вообще современники всякий раз удивлялись, что шведский монарх избегал женского общества. Современники говорили, что он часто повторял такие слова: «Любовь испортила немало великих героев». Одним словом, личная жизнь этого монарха окутана загадками и тайнами…

«ЖЕНАТ НА МОЕЙ АРМИИ»
Карл XII, разгромленный Петром Великим под Полтавой, считается, тем не менее, славнейшим из шведских королей. Недаром памятник ему установлен в самом центре Стокгольма. В пору своих славных побед он был гением и кумиром всей Европы. Дамы вздыхали о нем, но не находили ответа в его сердце… В России же Карл XII – антагонист Петра Великого, швед, бесславно «погоревший» под Полтавой.
Между тем, на его счету было немало блистательных побед, да и началась Северная война в 1700 году с сокрушительного разгрома русской армии, нанесенной ею 18-летним Карлом XII под Нарвой. Вступив в войну, шведский король-воин поклялся не возвращаться в Стокгольм без победы. Клятву свою он сдержал, но только наполовину: в столицу он, действительно, не возвращался, проводя все время в военных походах. Но и победы он не достиг.
Август Стриндберг, классик и основоположник шведской литературы, отмечал: «Карл XII был призраком, восставшим из гуннских могил, готом, которому было необходимо вновь сжечь Рим, Дон Кихотом, освобождавшим каторжников, заковывавшим при этом собственных подданных в железо, забивая их в кровь».
Погиб Карл XII в конце ноября 1718 года странно и нелепо. Обстоятельства его смерти по сей день остается предметом жарких дискуссий. Одни считают, что он стал жертвой заговора, другие – что его жизнь оборвала роковая вражеская пуля. Произошло все под стенами норвежской крепости Фредрикстен, которую осаждали шведские войска.
Перед тем как покинуть дом, где располагалась его ставка, король получил тайное донесение одного из секретных агентов о том, что против него готовится заговор. Судя по всему, известие не произвело на шведского монарха большого впечатления, и он, следуя инструкции, сжег документ. Около шести часов вечера король в сопровождении нескольких офицеров подъехал к осадным траншеям. Стоял густой туман, стемнело, и видимость была плохой. Чтобы поближе наблюдать за работами, король залез на бруствер и высунул голову, чтобы осмотреться. И мгновенно был сражен пулей наповал. Смерть наступила мгновенно…

Шарлота-Христина-София Брауншвейг-Вольфенбюттельская, так и не добившаяся внимания Карла XII

Карла XII называли последним викингом Европы, а в уставе викингов говорилось: «Никому не позволено вводить в крепость женщину». И поскольку на своих офицеров он смотрел как на военное братство, то очень неохотно давал им разрешение жениться.
Как отмечает историк Сергей Цветков, к женщинам Карл XII относился в полном соответствии с уставом викингов:

«Чти на суше мир дев, на судах нет им мест;
Будь то Фрея, беги от красы.
Ямки розовых щек всех обманчивей рвов,
И как сети – шелковы власы».

Шведский король не терпел присутствия женщин в лагере. Когда, в ходе Северной войны, после продолжительного отдыха в Саксонии число солдатских «подруг» значительно возросло, Карл XII, дойдя до Березины, приказал им перейти на польский берег и сжег мост…
В одном из писем Карла XII из Саксонии были такие строки: «Моя сестра мне пишет, что до нее дошли слухи о моей предстоящей женитьбе; но я должен признаться, что женат на моей армии на добро и на лихо, на жизнь и на смерть. Впрочем, мы стараемся все, сколько нас есть, избегать брака; в армии было запрещено думать о женитьбе как в Польше, так и в Саксонии, где мы теперь стоим, и никто в армии не смеет действовать вопреки тому, что однажды постановлено во благо всем».

ВСТРЕЧА НА УЗКОЙ ТРОПИНКЕ
Но как бы то ни было, шведской монархии нужен был наследник. «Мысли женить молодого короля не оставляли его родственников, в частности бабушку Гедвигу-Элеонору и окружение. Карл XII – один из самых завидных венценосных женихов Европы. В Стокгольм потоком шли портреты потенциальных невест – дочери короля Дании, курфюрста Бранденбурга, представительницы княжеского дома Вюртемберга. Но Карлу никто не был нужен, никто не пришелся по сердцу», – отмечает главный научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Марина Логунова.
Никому не удавалось подкупить Карла XII путем женского обаяния. Яркий эпизод: в 1702 году польский король Август направил к Карлу XII свою любовницу графиню Кенигсмарк с тайным поручением обговорить с королем выгодные условия мира. Марии Авроре, дочери графа Конрада Христофора фон Кенигсмарка и его супруги Марии Кристины, урожденной графини Врангель из Стокгольма, было 34 года. Аврора была младшей дочерью в семье и отличалась необыкновенной красотой.
«Взвешивая шансы на успех дипломатической миссии графини Кенигсмарк, Август исходил из трех соображений: Аврора была красива, опытна в государственных делах и имела влияние в Швеции через род Врангелей, к которому принадлежала по материнской линии. К тому же Карл не имел никакой причины сердиться на нее. Напротив, графиня однажды даже написала стихотворный панегирик Карлу, где заставила богов восторгаться различными добродетелями шведского короля», – отмечает историк Сергей Цветков.
Стихотворение это заканчивалось следующими строками:

«Все боги, рассуждая о его деяниях,
Заранее помещали его в храм славы.
Только Вакх и Венера молчали».

Однако Карлу XII и на ней раз было не до любви. Им владела лишь одна мысль: свергнуть предавшего его Августа с престола – за то, что вместе с русским царем тот вступил в коалицию против Швеции.
Карл XII наотрез отказался видеть графиню. Тогда она пошла на хитрость. Уверенная в том, что один ее кокетливый взгляд заставит его переменить свое решение, она подстерегла его на узкой тропинке во время охоты. Выйдя из кареты, уверенно пошла ему навстречу. Но не тут-то было: король ей резко поклонился, дернул поводья и исчез. Это была единственная аудиенция, которой она могла добиться…
«Вольтер, комментируя этот эпизод, галантно замечает, что графиня могла утешиться мыслью, что Карл, по-видимому, во всей Европе боялся только ее. На самом деле отношение короля к прекрасной посланнице было вызвано отвращением, которое она ему внушала. Карл знал, каким способом графиня добилась своего блестящего положения, и однажды в беседе обозвал ее грубым солдатским словом. К женщинам вообще Карл был равнодушен, женщин продажных он презирал», – отмечает Сергей Цветков.

НЕ СПЕШИТЬ ДО СОРОКА
В истории известны две претендентки, которые пытались завоевать сердце Карла XII. Первой стала Шарлота Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская. «Чертовски неприятна, и с дьявольски огромным ртом», – отозвал о ней Карл XII. Ему был совершенно неприятен весь этот отвратительный спектакль с женитьбой. Когда во дворце появилась княгиня Брауншвейг-Беверна с дочерью, Карл не выдержал и вспылил: «Что ей тут нужно? У нас и без нее хватает иноземцев!».
Впоследствии, в октябре 1711 года, Шарлота Кристина София вышла замуж за наследника русского престола царевича Алексея Петровича. Брачный договор состоял из семнадцати статей. Увы, ее жизнь ее в России счастливой не назовешь. Брак оказался неудачным, она родила двоих детей и отошла в мир иной 22 октября 1715 года после рождения младшего сына – будущего императора Петра II, отказавшись от медицинской помощи. Ее похоронили в недостроенном Петропавловском соборе в Петербурге.
Особые надежды родня шведского короля возлагала на датскую принцессу Софию-Гедвигу, кузину Карла: она была красива, умна и могла бы способствовать налаживанию непростых взаимоотношений Копенгагена и Стокгольма. Однако она была на целых пять лет старше своего потенциального жениха: по тем временем подобный семейный союз едва ли был возможен. У бедной принцессы сорвалось три возможных брака. Ходили слухи, что она заключила тайный союз со своим слугой Карлом-Адольфом фон Плессеном.
Еще одной претенденткой на роль невесты шведского монарха была Мария-Казимира Собеская. С возрастом здесь вроде бы было в порядке: она была младше его на четырнадцать лет. Мария была дочерью Якуба-Людвика Собеского, внучкой короля Речи Посполитой Яна III и королевы Марии-Казимиры Собеской, приходилась родственницей английскому дому Стюартов. В некоторых источниках можно найти упоминания, что она была уже даже обручена с Карлом XII. Правда, серьезных ссылок на то, что реальная помолвка состоялась, нигде не приводится.
Когда Карлу XII исполнилось тридцать лет – а это был 1712-й год, когда произошла роковая для него битва под Полтавой, – и бабушка напомнила ему об обещанной женитьбе, Карл ответил, что мужчине нечего спешить с браком до сорока лет, и вновь попросил отсрочки до конца войны. Но конца ей не было видно.

«КОРОЛЕВСКАЯ НОРМА»
Существует и такая крамольная версия: Карл XII не терпел женщин, поскольку предпочитал им юношей. Однако, как отмечают серьезные историки, этому нет никаких доказательств. Знаменитый итальянский психиатр Чезаре Ламброзо в своей книге «Гениальность и помешательство», рассматривая жизнь знаменитостей, уделил внимание и личности Карла XII. Он отметил, что почти у всех великих людей были какие-нибудь ненормальности в половой сфере и, например, Ньютон и Карл XII, говоря возвышенным языком, никогда не приносили жертв Венере Афродите.
«Исторические анекдоты характеризуют Карла, как человека, явно не знакомого с реальной жизнью, – отмечает историк Марина Логунова. – Так, Карл часто посещал своих офицеров и солдат и просиживал у них вечерами за «чашкой пунша», слушая их забавные рассказы о всяких похождениях. Как-то он попал в компанию, где обсуждалась тема мужской потенции. Встал вопрос, сколько раз за ночь здоровый мужчина может удовлетворить женщину в постели. Кто-то сказал, что максимум пять раз, на что король возразил, что это слишком мало, – настоящий мужчина должен сделать «это» не менее пятнадцати раз! Реплика вызвала всеобщее возбуждение, кто-то ехидно заметил: “Ваше Величество, это – чисто королевская норма, она нам не под силу!”».
Современники отмечали, что Карл XII был человеком замкнутым, редко делился с кем-либо своими сокровенными мыслями. Впрочем, все-таки были такие счастливцы, которым король открывал свою душу. Одним из таких оказался, как ни странно, прибывший из Стокгольма курьер, 25-летний капитан Аксель Лёвен, который в период своего многомесячного «сидения» в шведском лагере в Бендерах, после Полтавского разгрома, встречался с Карлом в свободной непринужденной обстановке почти ежедневно.
Капитан оказался искусным собеседником, а также еще и хорошим художником, два года спустя он нарисовал портрет короля. Они были почти сверстниками и говорили обо всем: о войне, о политике, вообще о жизни. Вот тут-то Карл и поведал своему новому другу сокровенную мысль: почему же он не интересуется женщинами? Король пояснил, что боится потерять над собой контроль, если отдастся на волю любви, ибо его страстная натура приведет его к зависимости, которая будет мешать выполнению его долга как государя и военачальника.
«Я избегаю привязанностей, поскольку случайные связи и грязная продажная любовь не в моем вкусе, ибо я знаю, что если полюблю, то навечно, а потому я решил не вступать ни в какие отношения подобного рода, пока идет война, и таким образом я свободен от всяческих помех», – заявил Карл XII.

Траурная процессия с телом Карла XII. Художник Густаф Седерстрём. 1878 г. Стокгольмский национальный музей

КАРТЕЧЬЮ В ЛЕВЫЙ ВИСОК
Современники говорили, что в последние годы своей жизни Карл собирался все-таки жениться на какой-то шведке, и ему даже приписывали слова: «Если Господь пошлет нам мир, я женюсь, но не из политических соображений, а на такой девушке, которая мне будет нравиться, чтобы мне не нужно было иметь при ней метрессу»…
Впрочем, как мы уже говорили, погиб он за три годы до окончания Северной войны, причем при совершенно загадочных обстоятельствах. Есть версия, что его застрелил кто-то из своей же королевской свиты. Дело в том, что в том самом месте, где произошла трагедия, появился человек, у которого не было никакой служебной необходимости там находиться: старший адъютант зятя короля француз Андре Сигье.
По свидетельствам очевидцев, несколько лет спустя, во время тяжелой болезни, в бреду и с высокой температурой Сигье признался в том, что застрелил Карла XII. Из окна своей квартиры он кричал прохожим, что стрелял в короля. Опомнившись же, он заявил, что признания эти были сделаны им в бреду. Как гласит семейное предание: «Подозрение в злонамеренном убийстве короля пало на Сигье, которого с тех пор никогда и никому не удавалось отыскать».
Многочисленные эксгумации тела Карла XII, а также специальные исследования сходятся только в одном: шведский государь был убит пулей (или картечью) в левый висок…

Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Специально для «Вестей»