Освобождение славян

БОЛГАРИЯ ОБРЕЛА НЕЗАВИСИМОСТЬ В РЕЗУЛЬТАТЕ ДЕСЯТОЙ ПО СЧЕТУ ВОЙНЫ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИЕЙ

Российская империя и Османская империя долгие годы были соперниками и регулярно сталкивались на поле брани. Турки считали себя покровителями всего мусульманского мира. Россия, в свою очередь, считала себя правопреемницей Византии и покровительницей православных христиан – в том числе и тех, которые оказались под властью Османской империи. В целом Турция и Россия представляли собой нечто наподобие двух чаш весов, равновесие которых было важно для баланса сил в Европе. В очередной раз они схлестнулись во время войны 1877-1878 годов. Она принесла не только территориальное расширение Российской империи, но способствовала расширению ее авторитета и сферы влияния.

«ТУРКИ ДОШЛИ ДО КРАЙНОСТИ»

Прологом войны стали весьма драматические события на Балканах. В 1875 году вспыхнуло восстание против турок в Боснии и Герцеговине, за ним последовала сербо-турецкая война 1876 года. В том же году – Апрельское восстание в Болгарии. Оба восстания кончились поражениями: они были жестоко подавлены.

«Если поначалу Россия оказывала помощь только добровольцами, то после Апрельского восстания оставаться в стороне было уже невозможно, – отмечает историк Константин Никифоров. – И в конце апреля 1877 года официальная Россия вступила в войну. Вступила нехотя, так как армия и экономика страны к войне не были готовы. Вступила, наперед зная, что уже заключенные международные договоры не позволяют надеяться на какие-либо приобретения».

По мнению историка, все эти соображения отступали на второй план перед главным: если бы Россия не вмешалась, она рисковала бы потерять не только статус великой державы, но, самое главное, – свое лицо. А для России это всегда было очень чувствительно…

Главные вехи той войны хорошо известны – форсирование Дуная, переход через Балканские годы, осада Плевны и оборона Шипкинского перевала, защита крепости Баязет (в историю вошла как «Баязетское сидение»). А представить ее наглядно помогает детективный исторический кинотриллер «Турецкий гамбит», по роману писателя Бориса Акунина.

Война оказалась тяжелой, кровопролитной, она вымотала силы обеих сторон. 1 января 1878 года турецкий султан обратился к Александру II с телеграммой о назначении уполномоченных для выработки условий перемирия. «Вот неожиданность, которая доказывает, что турки дошли до крайности», – отмечал русский император.

В то же время турки тянули время, и военные действия продолжались. 3 января того же года Александр II инструктировал своего брата – главнокомандующего русской армией великого князя Николая Николаевича: «Пока уполномоченные турецкие не примут безусловно наших предварительных кондиций для мира, о перемирии и речи быть не может, и военные действия должны продолжаться со всевозможною энергией. Да поможет нам Бог довершить начатое святое дело, как мы того желаем для пользы и достоинства России».

8 января войска генерала Скобелева взяли Андрианополь. «Поздравляю вверенные мне храбрые войска с занятием второй столицы Турции, – обратился Скобелев к воинам. – Вашей выносливостью, терпением, храбростью приобретен этот успех… Порадовали вы государя императора, порадовали нашего августейшего вождя, порадовали всю Россию».

Турецкие дипломаты предлагали заключить перемирие без принятия предварительных условий мира. В ответ на это великий князь Николай Николаевич прервал переговоры, 10 января было принято решение двигаться к Константинополю. Это имело огромное влияние не только на Турцию, но и европейские страны, которые, хоть и не принимали участия в боевых действиях, преследовали свои собственные интересы.

Александр II приказал двигаться вперед вплоть до формального перемирия и соглашения об условиях мира. В Константинополь входить разрешалось только в том случае, если в городе начнутся волнения и последует приглашение со стороны посольств или местных властей. Однако приходилось считаться с Британией: как отмечает историк Олег Айрапетов, в Петербурге были намерены избежать всего, что могло бы спровоцировать конфликт с ней. Английские броненосцы вошли в Мраморное море под предлогом защиты жизни и имущества своих подданных, Россия ответила, что в таком случае оставляет и за собой право защитить христианское население Константинополя и ввести в город свои войска.

Переправа русской армии через Дунай у Зимницы 15 июня 1877 года.
Художник Николай Дмитриев-Оренбургский, 1883 г.

 

«ЯВИЛСЯ ТЫ, БОЖЕСТВЕННЫЙ ИЗБРАННИК»

Между тем русская армия на Балканах, как отмечает историк Олег Айрапетов, практически полностью исчерпала свои ресурсы и оторвалась от баз снабжения, в артиллерии под Константинополем чувствовался недостаток снарядов и патронов. Турки энергично стягивали к городу все оставшиеся силы и строили полевые укрепления. Генерал Э.И.Тотлебен констатировал, что захватить Константинополь можно, а вот удержать его будет весьма сомнительно.

В итоге начались переговоры. Подписание мира с Турцией было приурочено к 19 февраля – дню восшествия на престол императора Александра II. Заключенный в тот день предварительный Сан-Стефанский мирный договор должен был знаменовать собой русский триумф.

22 февраля русская армия на Балканах получила приказ: «Отныне мы стоим здесь в стране дружественной. Отношения наши к побежденному народу должны быть не только законно-правильными, но и великодушными, ибо храброе русское войско искони не умело бить лежачего врага».

Турция обязывалась выплатить 1,41 миллиарда рублей контрибуции, из которых 1,1 миллиарда она погашала территориальными уступками: России переходили Ардаган, Карс, Батум и Баязет, а также южная часть Бессарабии, потерянная после Крымской войны. В качестве вознаграждения за это территории, которые турки уступали в Европе (Добруджи, остров дельты Дуная и Змеиный остров) переходили к Румынии. Было образовано автономное княжество Болгария. День подписания Сан-Стефанского мирного договора по всей день отмечают в Болгарии как день независимости. Босния и Герцоговина должны были образовать автономную область, признавалась независимость Румынии, Сербии и Черногории, их территории увеличивались.

Договор вступил в силу 16 марта 1878 года. Через несколько дней главнокомандующий русской армией обратился к болгарскому народу: «Державные слова августейшего государя и брата моего, обращенные к вам в июне прошлого года с берегов Дуная, сбылись. Российские войска, состоящие под моим предводительством, одержав блестящие победы на Дунае, в Балканах и за Балканами, ценою своей драгоценной крови завоевали вам свободу…».

От имени болгарского крестьянства и духовенства Александру II было преподнесен адрес: «Великое событие свершилось, воскресла Болгария! Камень, ряд веков заграждавший выход из ее мрачного гроба, в течение столетий не раз силились отвалить Твои славные предки, Государь; их народ проливал при этом потоки своей благородной крови, но по неисповедимым судьбам Божиим могила не отверзалась! Однако болгарский народ не перестал веровать, что солнце его освобождения взойдет на далеком севере… И не тщетно было чаяние это. Час пробил, и явился Ты, Божественный избранник, уже увенчанный великим титулом Царя-освободителя».

Действительно, как отмечает историк Константин Никифоров, с конца XVII столетия Россия вела с Россией девять войн, и каждая из них ослабляла Османскую империю, приближая час освобождения Болгарии. Война 1877-1878 годов стала десятой по счету.

БЕРЛИНСКАЯ РЕВИЗИЯ

Впрочем, условия мира не у всех вызвали радость. Германский канцлер Отто фон Бисмарк справедливо заметил: «освобожденные народы не благодарны, а требовательны…». В Сербии были недовольны планами создания «великой Болгарии», в Греции тоже с недоверием отнеслись к «болгарскому проекту», поскольку видели в нем угрозу собственной великой национальной мечте. Румыния была недовольна уступкой Бессарабии России, поскольку сама претендовала на эту территорию.

Австрия потребовала созыва европейского конгресса для «уточнения» положений Сан-Стефанского договора, Англия поддержала это требование. В результате 1 июля 1878 года был подписан Берлинский трактат, радикально изменивший Сан-Стефанский договор – преимущественно в пользу Австро-Венгрии и в ущерб интересам балканских славян. Увы, Российской империи пришлось с этим согласиться.

В три раза были сокращены размеры Болгарского государства, а Босния и Герцеговина были переданы Австрии. Баязет был возвращен Турции.

Впоследствии и другие российские приобретения в Закавказье, сделанные в ходе русско-турецкой войны, оказались непрочными. Батумский, Карсский и Ардаганский округа бывшей Российской империи были отданы Турции большевиками согласно сепаратному Брест-Литовскому мирному договору, заключенному 3 марта 1918 года. Фактически это было восстановлением границ между Россией и Османской империей, существовавших до 1877 года. Батуми удалось вернуть в 1921 году, уже в состав советской Грузии, а Ардаган и Карс вошли в состав Турции по Карсскому договору 1921 года.

Советские солдаты у памятника в Болгарии, 1944 г.

 

«СТЯЖАЛИ СЛАВУ, ДОСТОЙНУЮ ВАШИХ ПРЕДКОВ»

Война за освобождение славян вызвала самую широкий отклик во всей России, в том числе и в Петербургской губернии. Столичные газеты внимательно следили за событиями на театре военных действий. Увы, доносились не только победные реляции.

«Как часто стали чернеть траурные каемки в газетных объявлениях! – говорилось в еженедельном петербургском журнале «Пчела». – Там вдова и дети, там мать, там отец с душевным прискорбием извещают о панихидах… На прошлой неделе Петербург много отслужил панихид. Гвардия храбро дралась под Горным Дубняком и в первом своем боевом крещении потеряла много солдат и офицеров».

Санкт-Петербургская епархия приняла особое участие в помощи братским славянским народам, а также воинам русской армии, сражавшимся за освобождение этих народов от османского ига. Деньги собрали храмы, причты и частные лица, в церквях стояли кружки для пожертвований.

Многие полки, квартировавшие в Петербургской губернии, участвовали в той войне. 95-й Красноярский пехотный полк, квартировавший в Ямбурге (ныне Кингисепп) в первой половине 1870-х годов, сражался на Шипкинском перевале и понес там огромные потери. А 93-й пехотный Иркутский полк ушел на войну в августе 1877 года непосредственно из Ямбурга.

Как отмечает краевед Андрей Белобородов, горожане устроили полку богатые и сердечные проводы. Городская депутация поднесла защитникам Отечества образ св. Николая Чудотворца, который сопровождал полк в походе, а затем хранился в полковой церкви. Иркутский полк участвовал в обороне Шипкинского перевала, потеряв там 436 воинов.

Ямбургский дамский комитет собирал для полка посылки с теплыми вещами, одеждой и продуктами. Когда в октябре 1878 года Иркутский полк вернулся в Ямбург, на железнодорожном вокзале его встречала радостная толпа горожан. Весь Ямбург был украшен флагами и гирляндами, а на Большой Петербургской улице, перед казармами, была сооружена триумфальная арка с грандиозной надписью «Доблестным защитникам Шипки».

После молебна городская и уездная депутации поднесли полку хлеб-соль на серебряном блюде и памятный адрес, в котором говорилось: «Обыватели города Ямбурга и уезда с сердечной радостью приветствуют вас, дорогие сородичи, храбрая дружина Иркутского полка, с благополучным возвращением на родину. Вы героически, не щадя своей жизни, сослужили верною службой Государю и Отечеству. Вы храбро преодолели природные преграды недоступных высот Балканских, защищая гору Св. Николая и Шипку; вас не устрашили ни зимняя вьюга и метели, превышающие человеческие силы, ни многочисленные полчища исконных врагов христианства. Вы стяжали славу, достойную ваших предков. Ваши героические подвиги внесутся неизгладимыми чертами на несокрушимые скрижали летописи и навсегда сохранятся в сердцах современников минувшей войны».

Сергей ЕВГЕНЬЕВ. Специально для «Вестей»