От Санкт-Петербурга до Москвы. Эх, дороги

Коллаж Ирины МАКСИМЕНКО

27 ноября 2019 года торжественно открыли завершающий участок платной дороги Москва – Санкт-Петербург, по которой теоретически можно от Санкт-Петербурга до Москвы доехать за 6,5 часов заплатив 2000 рублей (не считая стоимости бензина) со скоростью 110 км/час.
А как ездили наши недалекие предки лет двести тому назад?

Петр I, перенеся столицу Российской империи из Москвы в Петербург, в 1712 году издал указ о строительстве дороги, которая должна была их соединить. Строительство дороги началось с прорубки просеки по кратчайшему расстоянию между городами. Строительство дороги основном было закончено в 1746 году, но проходила она через Старую Руссу, Ржев, Волоколамск общей протяженностью 728 километров. Строилась она по методике того времени с укладкой бревен и фашин в топких местах.
Самое известное литературное произведение, в котором есть дорожные впечатления того времени – это книга А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», напечатанная в 1790 году. Императрица Екатерина II прочитала ее, сохранились довольно жесткие пометки на полях книги. В основном автор резко возмущался положением крестьян в стране. А.Н. Радищев за написание книги был осужден, хотя собственноручно сжег большую часть тиража.
Второе издание этой книги вышло только в 1858 году в Лондоне с предисловием А.И. Герцена. В те годы из Санкт-Петербурга до Москвы можно было доехать уже поездом за 18 часов, о чем писал в своих воспоминаниях Александр Дюма.
А.Н. Радищев выезжает из Санкт-Петербурга в кибитке под звон колокольчика, который ему вскоре наскучил, он уснул, но был разбужен «случившейся на дороге рытвиной», в которую попала его кибитка. Это был первый на его пути почтовый двор, где ему следовало менять лошадей. Ехал он по подорожной, которая выдавалась путешествующему за плату в пункте выезда. Она оформлялась в полиции, в ней указывался маршрут поездки, фамилия путешественника, его чин и звание. В зависимости от чина разрешалось использовать то или иное количество лошадей. Нижние чины, мелкие чиновники имели право получить пару лошадей, купцы, обер-офицеры – не больше тройки, штаб-офицеры, генералы и лица соответствующих гражданских чинов – 4, 8 лошадей. Это был дорогой способ поездок.
Постоялые дворы располагались на расстоянии 25-35 километров друг от друга, и на них должно было быть приписано от 30 до 40 лошадей.
Более дешевый способ поездок, которым пользовались помещики, дворяне и другие лица назывался «поездки на долгих» – свои лошади, кибитки, телеги, свои кучера, слуги. В результате частые и длительные остановки в пути для отдыха и кормления лошадей.
Существовал еще способ поездок «на перекладных»: кибитка, повозка своя, а лошади, экипаж менялись в пути поездки.
На некоторых почтовых станциях тракта Петербург– Москва были выстроены «особые императорские путевые дворцы», некоторые сохранились до сих пор, хотя их назначение сейчас совсем другое. Имелись специальные дворы с гостиницей – трактиров для проезжающих. К названию таких поселений присоединялось приставка ЯМ (например Ям-Ижоры, Ям-Тесово, Ям-Броницы).
До 1785 года дорога начиналась от Санкт-Петербурга чуть северней и проходила через Ижору и там располагался первый почтовый стан.
Для А.Н. Радищева, описывая свою поездку, которую он начал в июле 1788 года, первый конфликт с станционным смотрителем возник на первой станции София, расположенной близ нынешнего Царского Села. Ему было сказано, что лошадей нет и ему самому пришлось «сыскать конюшню и нашел в оной лошадей до двадцати; хотя, правду сказать, кости у них были видны, но меня бы дотащили до следующего стана». Так что конфликты между проезжающими и местными были не редкость. А.С. Пушкин, много путешествующий по России, посвятил целую повесть станционному смотрителю. В архивах 60-х годов ХIХ века сохранилось множество жалоб ямщиков на причиненные им побои и даже грабежи со стороны седоков, особенно гвардейских чинов. Так, 19 мая 1765 года ямщик Крестецкого яма Григорий Серых подал жалобу о нанесении ему побоев гвардии унтер-офицером Кисилевым. В 1767 году специальный военный суд рассматривал дела «разных чинов, от которых по санкт-петербургской дороге на станциях непорядки учинены». Эти конфликты заставили Екатерину II издать указание, что непорядки такого рода «не должны быть терпимы, еще менее от такого корпуса, как нашей лейб-гвардии».
В следующей главе Радищев описывает состояние «царской дороги». Наилучшей ее почитали все те, которые ездили по ней вслед государя. «Таковой она была действительно, но на малое время, – замечает автор, – до дождей».
А вообще можно только посочувствовать жителям того времени. Вот несколько цитат из книги Радищева: «Бревнышками вымощенная дорога замучила мои бока; я вылез из кибитки и пошел пешком», «не в состоянии я был продолжать путь и трястися на деревянных дрогах (пружин у кибитки моей не было)», «сей день путешествие мое было неудачно; лошади были худы, выпрягались поминутно, наконец, спускаясь с небольшой горы, ось у кибитки переломилась и я далее ехать не мог. Пешком ходить мне в привычку. Взяв посошок, отправился я вперед к почтовому стану».
В Подберезье автор встретился в избе почтового стана с молодым человеком («приветливый вид, взгляд неробкий, вежливая осанка»), который «из новогородской семинарии шел пешком в Петербург повидаться с дядей, который был секретарем в губернском штате».
По некоторым данным в Санкт-Петербурге в 1830 году открылась первая дилижансовая станция. На дилижансе до Москвы можно было доехать уже за 4-5 суток, но насколько долго она просуществовала, неизвестно.
В эти годы дискутировался вопрос о строительстве железных дорог в России. С мая 1837 года началась эксплуатация Царскосельской железной дороги, соединившей нынешний центр Санкт-Петербурга (в то время Загородный проспект) с Царским селом. Среди высокопоставленных лиц России были «за» и «против». Те кто «за» ссылались на опыт Европы и США. Много аргументов было у тех, кто «против». 13 января 1842 года на заседании комитета министров под председательством Николая I рассматривался вопрос о строительстве железной дороги между столицами, большинство высказалось «против». 1 февраля 1842 года своим указом повелел сооружать железную дорогу между Санкт-Петербургом и Москвой.
18 августа 1851 года из Санкт-Петербурга отправился первый царский поезд из Санкт-Петербурга в Москву «съ Государемъ Императором и Августейшей Фамилией». С 1 ноября 1851 года дорога была открыта для общего пользования. Первоначально ежедневно отправлялось по два пассажирских (состоящих из багажного, почтового и пяти пассажирских вагонов) и по четыре товарных поезда. Пассажирские поезда ходили со скоростью 35 км/час и преодолевали весь путь за 18 часов. Если предварительно предполагалось, что пассажиропоток между столицами составит 8 тысяч человек в год, то в первый год эксплуатации дороги было перевезено 780 154 пассажира, и количество перевезенных пассажиров нарастал с каждым годом.
В июле 1858 года французский писатель Александр Дюма, совершавший поездку по России, из Санкт-Петербурга в Москву предпочитает уже ехать поездом. Свои впечатления о поездке в поезде по российским дорогам описал в книге «От Парижа до Астрахани».

Владимир СКРЯБИН
Специально для «Вестей»