Почему в заповеднике нельзя убирать, или Экопросвещение в Ленобласти

Нижне-Свирский государственный заповедник, совместно с Администрацией Ленинградской области, ввел в практику создание видеороликов из жизни ленинградского заповедника с последующей публикацией в соцсетях.

Проект знакомит широкую публику с жизнью особо охраняемой природной территории, работой сотрудников «в поле», изюминками животного и растительного мира заповедника. Каждый ролик посвящен определенной теме и дает ответы на возникающие у людей вопросы по принципу: «Одна тема, один спикер, одна минута эфирного времени – стараемся рассказать важные вещи понятным языком».

В одном из выпусков, который вышел 22 августа специалист заповедника ответил на вопрос о том, почему в заповеднике «такой неаккуратный лес».

«В заповеднике нельзя убирать мёртвые деревья, собирать валежник и лиственный опад, так как они играют важную роль в экосистеме леса», – раскрыла секрет научный сотрудник Нижнесвирского заповедника Анна Кретова. Оказалось, что только при наличии сухостоя и валежника природные сообщества сохраняются в первозданном виде.

«Мертвая древесина и лиственный опад состоят преимущественно из целлюлозы, сложного вещества, который придает им жесткость. Однако переработать это вещество могут только бактерии и грибы. Сухостой привлекает большое разнообразие птиц в лес. В частности, тех, кто питается насекомыми в их стволах. Такие виды, как дятлы и синицы делают дупла в этих деревьях. В некоторых из них потом поселяются другие виды птиц, такие как мухоловки, пищухи, поползни, а в крупных деревьях селятся совы и некоторые виды уток. Кроме того, эти дупла могут занимать и млекопитающие: обыкновенная белка, белка-летяга и сони» – рассказала подробности Анна. Из ее рассказа становится понятно, что отказ от «уборки» в лесу – это осознанная политика специалистов заповедника, направленная на сохранение экосистемы и уникальной природы в ее первозданном виде.

В еще одном выпуске директор Нижне-Свирского заповедника Максим Антипин рассказал о том, для чего в общем-то нужен заповедник и в чем его отличия от того же зоопарка.

Рассказ велся с границы заповедника, на реке Сегежке, по которой специалисты передвигаются на лодке типа каное, без мотора, чтобы не нарушить покой местных обитателей. Специалист рассказал, что в этих краях можно увидеть следы таких крупных животных, как медведь, кабан или лось. А вдоль реки постоянно плавают бобры, которых можно увидеть и днем и ночью. Здесь можно встретить и редкие виды животных, птиц и растений, которые уже не увидишь в окрестностях городов, а возраст деревьев в некоторых частях леса достигает 140 лет.

Местные обитатели не боятся людей, ведь охота здесь запрещена, но достаточно осторожно относятся ко всему новому. Уж они то знают, что это дикая природа, здесь надо быть внимательным, ведь в любую минуту тебя может кто-нибудь съесть.

«Заповедник – это не зона для развлечений, это не городской парк, не зоопарк – здесь особые условия. Заповедники существуют именно для того, чтобы сохранить первозданную природу,» – рассказывает Максим Александрович.

Кроме того, сотрудники заповедника проводят исследовательскую работу: проводят мониторинг и патрулирование окрестностей, устанавливают видео-фото ловушки, исследуя повадки лесных обитателей, окольцовывают и исследуют миграции птиц, сотрудничают с другими заповедниками России, занимаются научной и эко-просветительской деятельностью, в том числе через такие вот проекты. А поделиться им есть чем: за годы работы в Нижнесвирском заповеднике накопилось значительное количество ценной научной информации, были приоткрыты многие тайны обитающих здесь животных и птиц, написано немало важных для науки статей и книг.

Татьяна АЛМАЗОВА