Три музы автора «Серой шейки»

Дмитрий Мамин-Сибиряк с Аленушкой. 1892 г.

Наверное, трудно найти человека, который в детстве не читал бы замечательные сказки Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка – «Серую шейку», «Зарницы», «Зимовье на Студеной».

Портрет писателя висел в каждом кабинете литературы наряду с другими классиками. А как порой актуально звучат сегодня его произведения, в которых он изображал жизнь «новых русских» конца XIX столетия, показал мир людей, для которых главным смыслом существования стали деньги… Читаешь его книги – и не подозреваешь даже, какие любовные страсти сопровождали жизнь этого человека…

«БЕСЧЕСТНЫЙ» ПОСТУПОК
Писатель родился в семье священника. Отец его служил в Никольском храме в поселке Висим, недалеко от современного Нижнего Тагила, мать преподавала в местной церковноприходской школе.
В двенадцать лет Дмитрий Мамин поступил в духовное училище в Екатеринбурге, потом перешел в Пермскую духовную семинарию, но церковное образование у него явно не задалось. Его привлекали бунтарские речи Николая Чернышевского, Александра Герцена и Николая Добролюбов, интересовали естественные науки. Дмитрий Мамин (тогда еще не Сибиряк) поехал в Петербург, поступил на ветеринарный факультет медицинской академии, потом в Петербургский университет. Из-за болезни пришлось учебу бросить, и он вернулся к родителям. После смерти отца в 1878 году на его плечи легла заботу содержать семью.
К тому времени он уже вовсю ушел в литературное творчество, отправлял в самые разные издательства свои сочинения, но встречал довольно прохладное к себе отношение. Его считали провинциалом, хотя и талантливым. Только в 1881 году московские «Русские ведомости» напечатали очерки о родине писателя «От Урала до Москвы», подписанные «Д. Сибиряк». Так к фамилии Мамин присоединился псевдоним…
С первой женой Марией Якимовной Алексеевой писатель познакомился в 1877 году на пикнике. Народник Сергеев из Нижнего Тагила в неопубликованных мемуарах, хранящихся в рукописном отделе Института русской литературы, отмечал: «Мария Якимовна Алексеева была одна из образованнейших по тогдашнему времени женщин на Урале». Она знала иностранные языки, прекрасно играла на рояле, была творческим человеком.
Завязался роман, однако Мария Алексеева, которая была старше писателя на шесть лет, была замужем, растила трех детей. Ее отец занимал высокую должность на предприятиях Демидовых, а муж, Николай Иванович Алексеев, горный инженер, был управляющим Верхне-Салдинского завода. Но жизнь Марии Якимовны с ним не была счастливой. «Мария Якимовна несет терпеливо свой крест жены и матери, а муж приносит ей много горя», – замечала в одном из писем мать Дмитрия Мамина.
Год спустя Мария ушла от мужа и перебралась вместе с детьми в Екатеринбург, к Дмитрию Мамину. Николай Алексеев не давал ей развода, считал себя опозоренным. Общество гневно осуждало «бесчестный» поступок его законной жены.

ЖЕНА, СОВЕТЧИК, РЕДАКТОР
Поэтому Мария Алексеева и Дмитрий Мамин жили гражданским браком. Впрочем, неузаконенность отношений не мешала их чувствам. В лице Алексеевой писатель обрел не только личное счастье, но и надежного умного советчика в творческих вопросах, а также редактора произведений.
В письмах к матери Дмитрий Наркисович писал: «Я слишком многим обязан Марии Якимовне во всем, а в моих рассказах добрая половина принадлежит ей». Он дарил ей свежие типографские оттиски своих произведений с автографами. Самые крупные романы «Приваловские миллионы», «Горное гнездо», «Три конца» посвящены Марии Якимовне Алексеевой. Любовь к ней вдохновила Мамина на роман «Омут».
«Меня удивляет одно: Мария Якимовна всегда готова отдать последнее, чтобы помочь другому, а в несчастьи готова снять собственную кожу, а случилось своя беда, так ни одна душа не откликнулась простым добрым словом. Впрочем, это в порядке вещей…», – отмечал писатель.
Мария Якимовна была неотступно рядом с писателем. Они вместе ездили по Уралу, побывали в Башкирии, совершали поездки в Москву. В их доме, который писатель купил в 1885 году на гонорар от романов «Приваловские миллионы» и «Горное гнездо», собиралась местная интеллигенция. Теперь там дом-музей писателя.
«Алексеева изнутри знала жизнь заводской верхушки демидовского горного округа. Эти «горные гнезда» были недоступны для тех, кто к ним не принадлежал, поэтому только с помощью Марии Якимовны Мамину удалось так глубоко изучить эту среду. Кроме того, Мария Якимовна была из семьи старообрядцев и хорошо знала раскольничий быт, который очень интересовал Мамина», – отмечает заведующая филиалом Музея писателей Урала Людмила Чеснова.
Мария Якимовна поступила на Высшие женские курсы Герье, которые давали право преподавать в гимназии и открыть собственную школу. Что она и сделала летом 1889 года, открыв собственную частную Женскую ремесленную школу.
Однако в 1890 году семейный союз Дмитрия Мамина и Марии Алексеевой распался. Дмитрий увлекся другой Марией – дочерью местного екатеринбургского фотографа Марией Морицевной Гейнрих, которая была младше его в два раза. Как и предыдущая возлюбленная писателя, Мария Гейнрих была несвободна, однако со своим мужем, петербургским актером Абрамовым, не жила…

Мария Гейнрих-Абрамова, подарившая писателю Аленушку

ПЯТНАДЦАТЬ МЕСЯЦЕВ СЧАСТЬЯ
Мария Гейнрих была весьма эмансипированной, что соответствовало тому времени. Замуж за Абрамова она вышла лишь для того, чтоб вырваться из-под отцовской опеки. Она мечтала о театральной славе, выступала на сцене, пыталась, получив большое наследство, организовать свой собственный театр, но дело быстро развалилось из-за неумения актрисы вести дела.
Знакомство ее с писателем произошло следующим образом: она знала его творчество и хотела познакомиться с автором лично. Мамин-Сибиряк был удивлен тому, что в ней не оказалось никакого жеманства и кокетства.
Роман с Марией Гейнрих начался у Мамина-Сибиряка еще тогда, когда он жил вместе со своей первой музой – Марией Алексеевой. Писатель сокрушался, что причиняет ей боль, но ничего не мог поделать со своими чувствами: его неудержимо влекло к Марии Гейнрих. Ситуация была не очень красивой, тем более, что она стала достоянием широкой публики. Ревнители добропорядочных нравов осуждали «развратного» писателя, а Марию стали притеснять в театре…
В итоге Мамин-Сибиряк расстался со своей первой женой и вместе с Марией Гейнрих уехал из Екатеринбурга в Петербург, дабы начать новую жизнь. Однако их совместная жизнь продолжалась совсем недолго – чуть больше года. Впоследствии Мамин-Сибиряк называл это время, «пятнадцатью месяцами счастья».
В марте 1892 Мария родила девочку, а сама скончалась во время родов. Дмитрий Мамин-Сибиряк, подавленный горем, даже хотел наложить на себя руки, но его маленькая дочь, которую назвали Еленой нуждалась в нем. У нее с рождения выявился недуг, прозванный в народе «пляской святого Витта». Писатель теперь проводил все свое время рядом с колыбелью дочери, которую он ласково звал Аленушкой.
Помогала ухаживать ему за больной дочкой гувернантка Ольга Францевна Гувале. Она впоследствии помогла Дмитрию Наркисовичу оформить документы на усыновление собственной дочери.
Писателю пришлось бороться с властями, чтобы ребенку, юридически незаконнорожденному, позволили дать его фамилию. Дойти пришлось до самого министра юстиции Николая Муравьева.
Для дочки он стал сочинять он сказки и рассказы. Позже он создал знаменитые «Аленушкины сказки». Знаменитая «Серая шейка» (этот рассказ вошел в сборник) – практически олицетворение маленькой больной девочки, ставшей центром вселенной для автора. В 1897 году «Аленушкины сказки» вышли отдельным изданием. Мамин-Сибиряк писал: «Издание очень милое. Это моя любимая книга – ее писала сама любовь, и поэтому она переживет все остальные». Вообще, писатель говорил, что будь его воля, сочинял бы только для детей, поскольку это наивысшее счастье…

«ЖИТЬ ТЫСЯЧЬЮ ЖИЗНЕЙ»
В 1900 году Мамин-Сибиряк в третий раз попытался устроить свою личную жизнь. Теперь уже, наконец-то, официально, по всем канонам того времени. Он женился на своей гувернантке Ольге Францевне Гувале. Как и первые две жены, она была творческой натурой: замечательно рисовала, играла на рояле, писала стихи, изучала иностранные языки и философию…
Забегая вперед: впоследствии именно трудами Ольги Францевны, пережившей мужа на двадцать два года (она скончалась в 1934-м), был создан музей Мамина-Сибиряка в Екатеринбурге, куда она передала многие вещи писателя.
В ту пору Мамин-Сибиряк, по нынешним меркам, был еще почти молодым человеком – ему было всего-то немногим за пятьдесят. И литературная слава наконец-то пришла к нему. Но материального благополучия не было, да и здоровье стало сдавать. В 1911 году писатель перенес инсульт, после которого его частично парализовало. Год спустя опять проявился плеврит, который мучил его с давних пор. Его 60-летний юбилей писателя, отмеченный в 1912 году, был похож на панихиду.
6 ноября он встретил свое 60-летие, а уже 15-го ноября писателя не стало. Его похоронили на Никольском кладбище в Александро-Невской лавре. А спустя два года, осенью 1914 года, рядом появилась могила его дочери Елены Маминой – любимой Аленушки…
Когда она была совсем маленькой, врачи не верили в то, что она проживет долго. Но отцовская любовь и забота сделали практически чудо. Отец очень много внимания уделял дочери. И она научилась хорошо рисовать, писала стихи, брала уроки музыки. Аленушка умерла в двадцать два года от скоротечной чахотки осенью 1914 года.
На могильном памятнике Мамина-Сибиряка высечены слова: «Жить тысячью жизней, страдать и радоваться тысячью сердец – вот где настоящая жизнь и настоящее счастье».

Сергей ЕВГЕНЬЕВ
Специально для «Вестей»