Запоздалое покаяние

К ИЗМЕННИКАМ, ДАЖЕ РАСКАЯВШИМСЯ, ВСЕГДА ОТНОСЯТСЯ БЕЗ УВАЖЕНИЯ

Вспоминая наш тернистый путь к Победе в Великой Отечественной войне, мы чтим память героев и клеймим позором изменников, перебежавших в стан врага. Увы, имена таковых предателей на слуху, и первое из них – генерал Власов. Его действия принесли немало вреда советской родине, но были бессильны помешать нашей Победу. При этом мы как-то не особенно задумываемся, какую роль играли измены и предательства в стане противника. Некоторые из тех, кто переходил на сторону СССР, выступали с покаянными речами. Однако трудно сказать, насколько они были искренними.

«Я НЕ ПРЕДСТАВЛЯЛ СЕБЕ ВСЕГО МАСШТАБА ПРЕСТУПЛЕНИЙ»

Фельдмаршал Фридрих Паулюс, один из разработчиков плана «Барбаросса» по нападению СССР, сдался в плен в окруженном Сталинграде 31 января 1943 года. Едва ли тогда уже он задумывался об измене Гитлеру и рейху. Тем более, что почти сразу же после пленения он заявил: «От меня никто не может ожидать, что я изменю свои взгляды, даже если мне будет грозить опасность провести в плену остаток моей жизни».

Паулюс был первым вообще в германской истории фельдмаршалом, попавшим в плен. С ним и его генералами начал работать Отдел по работе среди войск противника, действовавший в Главном политическом управлении Красной армии. Стояла задача склонить представителей германского генералитета к сотрудничеству с СССР, против Гитлера. В июле 1943 года в красногорском лагере был создан антифашистский Национальный комитет «Свободная Германия», в сентябре того же года прошел учредительный съезд антифашистского «Союза немецких офицеров».

Тогда для Паулюса подобные действия еще были неприемлемыми. Семнадцать генералов во главе с ним подписали коллективное заявление: «То, что делают офицеры и генералы, ставшие членами „Союза“, является государственной изменой. Мы их больше не считаем нашими товарищами, и мы решительно отказываемся от них».

Однако через месяц Паулюс неожиданно отозвал свою подпись из генеральского «протеста». 8 августа 1944 года он подписал обращение «К военнопленным немецким солдатам и офицерам и к немецкому народу», в котором говорилось буквально следующее: «Считаю своим долгом заявить, что Германия должна устранить Адольфа Гитлера и установить новое государственное руководство, которое закончит войну и создаст условия, обеспечивающие нашему народу дальнейшее существование и восстановление мирных и дружественных отношений с нынешним противником».

Затем Паулюс вступил в «Союз немецких офицеров», от которого еще не так давно решительно отмежевывался, и в Национальный комитет «Свободная Германия». С этого момента он стал одним из самых активных пропагандистов из числа высокопоставленных германских пленных. Регулярно выступал по радио, ставил свои подписи на листовках, призывая солдат вермахта переходить на сторону русских.

И, наконец, апофеозом антигитлеровской деятельности Паулюса стало его выступление на Нюрнбергском процессе в феврале 1946 года. Он заявил: «Когда я принял на себя командование, я не представлял себе всего масштаба преступлений, связанных с развязыванием и ведением этой войны, и не мог представить этого. Я понял это только тогда когда стал командующим армией, которая была брошена под Сталинград». Для подсудимых нацистских генералов это было шоком.

Однако, несмотря на свое покаяние, Паулюс остался «золотым пленником» Сталина. На родину его не отпускали: поселили на даче в Подмосковье, регулярно доставляли письма и посылки от родных. Когда он заболел, его возили на лечение в Ялту. Однако на просьбы о возвращении на родину следовал отказ. Паулюса отпустили только после смерти Сталина, в октябре 1953 года. В ГДР Паулюсу предоставили виллу в элитном пригороде Дрездена, автомобиль, адъютант и право иметь личное оружие. Паулюс начал создавать военно-исторический центр, стал заниматься преподавательской деятельностью. И не прекращал доказывать свою лояльность к социалистическому строю, выступал с осуждением «западногерманского милитаризма».

Спустя три года после его смерти, в 1960 году, во Франкфурте-на-Майне были изданы воспоминания Паулюса под названием «Я стою здесь по приказу». В них он утверждал, что был солдатом и подчинялся приказам, считая, что тем самым служит своему народу.

Вид на Рейхстаг после боев. Фото Георгия Петрусова, май 1945 г.
Репродукция. Фото автора

 

«ПОКИНЬТЕ РУССКУЮ ЗЕМЛЮ!»

Заговор против Гитлера – отдельная тема, мы еще посвятим ей отдельную публикацию. Личность непосредственного исполнителя теракта, Штауффенберга, на Западе зачастую героизируют. Однако надо понимать, что его сторонники вовсе не планировали заканчивать войну. Они просто хотели заключить мир с союзниками, а затем перевести войска на Восточный фронт, остановить там русских и заключить с ними мир на приемлемых для Германии условиях, не допуская оккупации страны.

Другой видный немецкий военачальник, изменивший Гитлеру, – генерал Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Он тоже попал в плен под Сталинградом и уже вскоре пошел на сотрудничество с СССР. По его словам, он считал лично Гитлера виновным в гибели в Сталинграде 6-й армии Паулюса. Зейдлиц-Курцбах мотивировал свою измену тем, что давал присягу Германии, а не Гитлеру, и уже 12 сентября 1943 года стал председателем «Союза немецких офицеров», на деятельность которого советская сторона возлагала большие надежды.

В обращении организации к командующему 9-й армией генерал-полковнику Вальтеру Моделю говорилось: «Заставьте Адольфа Гитлера уйти в отставку! Покиньте русскую землю и отведите Восточную армию назад на германские границы! Таким решением вы создали бы политические предпосылки для почетного мира, который даст немецкому народу права свободной нации… Но все будет потеряно и всякая надежда исчезнет, если Адольф Гитлер с вашей помощью сможет продолжать войну и, как и прежде, увлекать немецкий народ за собой в неминуемую пропасть».

Стоит ли удивляться, что в Германии Зейдлица-Курцбаха приговорили к смертной казни за государственную измену. Решение заочно принял 26 апреля 1944 года военный суд Дрездена. Однако после войны генерал оказался не нужен и советской стороне. Ему не разрешили вернуться на родину. Некоторое время его содержали на подмосковной даче, где он консультировал создателей фильма «Сталинградская битва», а также по заданию военно-исторического управления Генштаба СССР написал военные воспоминания.

В 1950 году Зейдлиц-Курцбах получил 25-летний срок за военные преступления. В 1955-м году он был освобожден после визита в Москву канцлера ФРГ Конрада Аденауэра и смог вернуться в Западную Германию. В следующем году суд ФРГ отменил вынесенный ему смертный приговор, мотивировав свое решение «отсутствием доказательств, что осужденный действовал по низменным побуждениям». Генерал дожил до 87 лет и скончался в 1975 году в Бремене. В своих редких интервью он отмечал, что будучи в плену, возненавидел Гитлера и полюбил Россию всем сердцем, однако Сталин в его искренность не поверил…

Экипаж советского тяжелого танка ИС-2 у здания поверженного Рейхстага.
Фото Марка Редькина, 1 мая 1945 г. Репродукция. Фото автора

 

ИЗМЕНА ФЮРЕРУ

В ближайшем окружении Гитлера по крайней мере два человека изменили ему, когда поняли, что игра проиграна. Это Генрих Гиммлер и Герман Геринг.

В конце 1944 года Гитлер назначил Гиммлера, «второго человека Рейха», главнокомандующим группой армий «Верхний Рейн», в январе 1945-го – командиром группы армий «Висла». Гиммлер расположил свой командный центр в Шнайдемюле, а штаб-квартирой ему послужил спецпоезд. В конце войны он начал сепаратные переговоры о мире с союзниками.

Гиммлер возобновил контакты с руководителей шведского Красного Креста графом Фольке Бернадоттом, установленные еще в 1943 году. Последняя из этих встреч произошла 24 апреля 1945 года в Любеке. Гиммлер заявил, что Гитлер – «конченый человек» и поэтому он, Гиммлер, «обладает всеми полномочиями действовать». Гиммлер просил Бернадотта сообщить шведскому правительству о его желании встретиться с генералом Эйзенхауэром с целью «капитуляции на всем Западном фронте».

Расчет был на то, что Германия капитулирует перед союзниками, и они вместе начнут войну против СССР. Гитлер, узнав о таком шаге, воспринял это как попытку государственного переворота, объявил Гиммлера предателем и дал приказ арестовать его.

Перед лицом неизбежного краха Германии ни британский премьер Черчилль, ни американский президент Трумэн не рискнули принять предложение Гиммлера заключить сепаратный мир. Тем более за спиной победоносного Советского Союза, с которым было невозможно не считаться…

После смерти Гитлера Гиммлер решил попытать удачу во Фленсбургском правительстве Дёница. Но тот отказался сотрудничать с бывшим главой СС и уволил Гиммлера со всех постов. Тогда Гиммлер решился на побег, но и в этом случае у него ничего не получилось, а когда он был схвачен, раскусил находившуюся во рту капсулу с цианидом и умер…

Другой изменник в ближайшем кругу – рейхсминистр авиации, рейхсмаршал Герман Геринг. По всей видимости, он рассчитывал стать главой государства и предполагал, что сможет договориться с Западом. Геринг заявлял о возможности капитуляции перед Британией и США и намеревался продолжать войну «против Востока».

Согласно декрету нацистской Германии от 29 июня 1941 года Герман Геринг официально являлся «преемником фюрера» в случае невозможности исполнения тем обязанностей главы государства. Исходя из положений того самого декрета Геринг 23 апреля 1945 года направил Гитлеру телеграмму примерно следующего содержания: «Мой фюрер, вы согласны с тем, что после вашего решения остаться в Берлине и защищать его, я возьму на себя на основе закона от 29 июня 1941 года все ведение дел империи внутри и вне? Если до 22 часов я не получу ответа, буду считать, что вы лишены свободы действий, и действовать по своему усмотрению».

Гитлер явно не ожидал подобного поворота: поступок Геринга выглядел как банальная измена. Он приказал лишить Геринга всех постов и публично объявил Геринга виновным в том, что он не смог организовать противовоздушную оборону страны. Геринг был арестован отрядом СС по обвинению в государственной измене, лишен званий и наград. Его должны были расстрелять, однако Гитлер просто не успел устроить для него показательный суд: Красная армия уже вошла в Берлин.

5 мая 1945 года отряд СС передал охрану Геринга подразделениям Люфтваффе, и те немедленно его освободили. А спустя три дня Геринг добровольно вместе с женой и дочерью сдался в плен армии США, после чего предстал перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге как главный военный преступник.

Геринг надеялся, что ему все-таки зачтется как смягчающее обстоятельство выступление против Гитлера (хоть и весьма запоздалое), и ему удастся избежать смертной казни. Но этого не произошло. Геринг был обвинен в преступлениях против мира, в военных преступлениях, в преступлениях против человечности и в создании общего плана или заговора для совершения этих преступлений.

В заключительной речи главного обвинителя от СССР Романа Руденко, произнесенной им 29-30 июля 1946 года, говорилось: «Подсудимый Геринг являлся в гитлеровской Германии вторым после фюрера лицом, его первым преемником… Геринг энергично принялся за уничтожение политических противников фашизма… Он организовал концентрационные лагери, куда без суда направлял людей, не согласных с фашистами; создал гестапо, в котором установился кровавый террористический режим… С полной несомненностью установлено активное участие Геринга в подготовке агрессии против СССР».

В приговоре Международного военного трибунала указывалось, что суд не нашел смягчающих вину Геринга обстоятельств. Его приговорили его к смертной казни через повешение. Прошение о помиловании было отклонено. За несколько часов до казни Геринг покончил с собой.

Сергей ЕВГЕНЬЕВ. Специально для «Вестей»